March 22nd, 2011

О независимости и объективности

Вот такая любопытная заметка попалась - рекомендую прочесть.

http://lenta.ru/news/2011/03/21/deal/

Насколько эти финансовые вложения помогут - вопрос спорный; можно пока утешаться тем соображением, что цель преследуется благая. Меня же в этой заметке заинтересовали две детали.
1. Святочные рассказы о том, что ВВС - компания, независимая от государства, серьезного разговора не заслуживают в принципе (подробности - в лекции по соответствующей теме). Но содержала ее всегда своя страна - т.е. Британия. А чтобы ВВС так вот, впрямую, получала деньги от правительства другой страны - такого, кажется, не было еще никогда.
2. Еще любопытно, что в качестве примеров жертв глушилок были приведены та же ВВС м Deutche Welle. То, что практически ровно в те же дни российский канал RT глушили в Ливии, интереса у автора "Ленты" почему-то не вызвало, а посему и в качестве примера этот факт приведен не был. Видимо, судьба британского и немецкого каналов ему как-то ближе. Кстати, имени отличившегося автора я тоже не привожу, но не со зла, а по вполне уважительной причине: заметка без подписи. То ли автор такой скромный попался, то ли редакция решила принципиально не поощрять в своих журналистах нездоровый индивидуализм...

Записки репортера с фронта

Вот вчерашняя запись из блога моей коллеги Полы Слиер - очень милой, симпатичной, умной и беспредельно преданной своей работе девушки, которая работает корреспондентом в нашем бюро в Иерусалиме.

http://blog.newshound.biz/2011/03/distractions-of-a-war-correspondent/

По-моему, комментариев не требуется.

Для тех, у кого трудности с английским, привожу перевод.

Некоторые журналисты на протяжении всей своей карьеры выходят в эфир, не покидая стен теплой и безопасной телестудии, а самой волнительной помехой в их работе может стать плохо запрограммированный телесуфлер.

Признаюсь, этим вечером я на мгновение засомневалась: возможно, они выбрали место для работы более мудро, чем я? Как бы я ни любила работу военного корреспондента, делая репортажи из самых захватывающих уголков планеты, даже меня иногда смущает, когда всего в нескольких футах от моей головы из ствола зенитного орудия с ревом вырываются крупнокалиберные снаряды.

Сегодня у меня был один из тех моментов, о которых мечтает каждый журналист. Момент, когда твой выход в эфир идеально совпадает с кульминацией разыгрывающейся вокруг драмы. Война – странная штука. Долгие периоды ожидания, прислушивания к происходящему вокруг, размышлений и планов на будущее неожиданно сменяются короткой вспышкой ярости.

Чтобы поймать такие моменты и донести их до аудитории, нужна смесь терпения и удачи. Сегодняшний прямой эфир был одним из таких моментов. Но сказать, что происходящее вокруг отвлекало от эфира – значит не сказать ничего. Я все больше ускоряла темп в надежде закончить репортаж и убраться оттуда ко всем чертям! Потому что, чего не было видно на экране, но что прекрасно видела я, когда добралась примерно до середины прямого включения – так это как оператор и звукооператор стали поспешно надевать каски, а все остальные передо мной бегом бросились в укрытие!

Так студия или работа в поле?

Для меня здесь нет никакой дилеммы. Я в любом случае предпочту работать на месте событий. Ничто не сможет заменить тот прилив адреналина, который чувствуешь, вдыхая резкий запах пороха. Но вот что меня действительно волнует – так это то, что скажут мои родители, когда я вернусь домой.