August 24th, 2012

Грустный пост

Понятно, что не одного меня беспокоит лавинообразный рост количества людей, занятых в различных "креативных" профессиях (к которым, естественно, относится и автор блога). Но как-то нет у меня ощущения, что люди в массе своей воспринимают это явление, как катастрофу. А мне-то вот как раз представляется, что нас ждет именно катастрофа.

Это проблема всего мира - отнюдь не только России. Моей любви к человечеству, однако, не хватает на переживания за всю планету (отчего, в частности, не верю тем, кто громко голосит о гибели Земли, не люблю и не уважаю этих демагогов, дилетантов-экологистов - в отличие от профессионалов-экологов, которых очень уважаю). А вот проявления этой тенденции в моей стране меня очень заботят, потому что кажутся мне просто угрожающими.

Люди, привыкшие зарабатывать приличные деньги в офисах,  в большинстве своем искренне верят, что для решения всяких приземленных проблем всегда будет существовать достаточное количество "людишек подлого звания". Что кто-то непонятный, но специально для сей цели приспособленный, завсегда вспашет, посеет, соберет, обмолотит и засыпет, а потом другой оттуда заберет и привезет, а третий смелет, а четвертый выпечет, пятый не позднее шести утра в магазин привезет, а шестой (скорее, шестая) с шести же утра будет, вежливая и опрятная, за прилавком стоять, и на утренее бурчание представительницы креативного класса только улыбаться, и бойко прислуживать. А если унитаз потечет, то явится через пять минут и все аккуратно сделает, извинившись за беспокойство. А в ресторане обслужит, по мере потребности появляясь из воздуха и там же растворяясь, боясь при том лишний раз дыханьем потревожить. И так далее, и так далее.

Да, и все это, конечно, должно не только происходить быстро и куртуазно, но и стоить дешево. А чего там, гайку подкрутить... 

Уже сегодня нас спасают только иммигранты. И уже сегодня их количество кажется нам неадекватно большим. А напрасно: нам еще только предстоит узнать, что это такое - действительно неадекватно большое количество "пришельцев". Потому что их требуется все больше и больше. 

И они при этом вовсе не занимают рабочие места коренного населения.

Мы вот поговорить любим о смещении этнического баланса, чисто теоретически, это у нас запросто... Но для собственных детей видим строго определенный вид работы. Не предполагающий ремонт унитазов уж точно.

Если задуматься, то любому понятно: когда на сто тысяч человек останется один такой мастер, то внезапно окажется, что деньги - ой, сюрприз! - перестают что-то решать. Что он или в принципе не умеет унитаз починить, какие ты деньги ему ни заплати - или начинает выбирать, к какому клиенту пойти. Любому понятно - но только думать об этом всерьез не хочется. Потому что страшновато, и пока еще не приперло. Может, как-нибудь само обойдется...


Думаю, что не обойдется. 







 

Простите за навязчивость... все-таки про Pussy Riot

Guardian - перевод ИноСМИ; взято оттуда дословно.

Журналист The Guardian Саймон Дженкинс считает, что от лицемерия Запада, осуждающего приговор панк-активисткам из Pussy Riot, просто захватывает дух. Британские и американские суды, пишет журналист, выносят строгие приговоры за любую мелочь, будь то кража воды или оскорбление в Twitter. «Так кто мы такие, чтобы осуждать Россию?» - задается риторическим вопросом Саймон Дженкинс.

Любой владелец собаки в Великобритании и Уэльсе может быть посажен в тюрьму на полгода, если он не контролирует своего питомца. Если собака причинит вред, максимальный срок наказания составит 2 года тюремного заключения, сообщает журналист. Сейчас около 20 человек отбывают наказания, связанные с подобными правонарушениями.
 
В прошлом году 1292 человека были осуждены за незначительные кражи (бутылка воды или пара кед), а также за различные подстрекательства во время беспорядков в британской столице. Вполне возможно, суды выносили эти несоразмерные приговоры, руководствуясь политическими мотивами. За месяц до этого лондонский суд приговорил к полутора годам тюрьмы Чарли Гилмора: он в пьяном виде раскачивался на британском флаге на Кенотафе, после чего бросил урну в полицейскую машину.
 
«Как могут британские политики, чьи заявления явно преследуют цель повлиять на уступчивых судей, критиковать другие суверенные государства за то же самое?» - задается вопросом журналист Саймон Дженкинс. На прошлой неделе британский МИД выразил «значительную обеспокоенность» судьбой участниц российской группы Pussy Riot, которых приговорили к двум годам лишения свободы за «хулиганство» в московском Храме Христа Спасителя. «То, что они там устроили, судя по всему, было непристойным пиар-ходом, - пишет Саймон Дженкинс. – Они сняли на видео антипутинскиую песню, оскорбляющую достоинство Девы Марии перед лицом набожных посетителей храма».
 
С точки зрения свободы слова, все в порядке. Но этот «панк-молебен» вызвал массовое возмущение. Согласно опросу «Левада-центра», только 5% россиян считают, что девушки должны остаться безнаказанными, 65% хотели бы, чтобы их посадили в тюрьму, а 29% - чтобы приговорили к исправительным работам, считает Саймон Дженкинс. Артисты по всему миру могут выступать за свободу слова, но считать поступок Pussy Riot отважным выступлением во славу свободы творчества - все равно что называть Джонни Роттена Вольтером наших дней. По словам Дженкинса, несоразмерные апологии и несоразмерные приговоры существуют на равных правах.
 
Со стороны британских и американских властей возмущаться приговором российского суда – чистой воды лицемерие. Только на прошлой неделе, к примеру, американский военный суд объявил закрытыми слушания по делу предполагаемого организатора терактов 11 сентября Халида Шейха Мохаммеда. Любое упоминание о том, что он подвергался пыткам в Гуантанамо, должно быть убрано из СМИ, так как оно бы «подорвало национальную безопасность». В этом деле нет очевидной связи между свободой слова и соразмерностью наказания, считает Ричард Дженкинс.  
 
Pussy Riot, возможно, не причинили никому физического вреда. Однако, пишет журналист, ни одно из обществ не принимает законов по принципу «слова не ранят». «Если бы какая-то рок-группа ворвалась в Вестминстерское аббатство и серьезно оскорбила религиозное или национальное меньшинство перед алтарем, мы все знаем, что министры потребовали бы «показательного наказания», и судьи бы подчинились им», - считает обозреватель The Guardian.
 
«Что бы мы чувствовали, если бы Москва, Сингапур или Тегеран осудили то, как наш суд обращается с протестующими на Кенотафе?» - в заключение интересуется Стивен Дженкинс.

И еще про них же

The Daily Mail - перевод ИноТВ

«Неужели никто, кроме меня, действительно не считает приговор суда Pussy Riot справедливым, их выступление - святотатством, а реакцию Запада - лицемерием», - задается вопросом Марк Дули, ирландский философ и ведущий колонки в издании Daily Mail.

Ничего плохого в протесте как таковом Дули не видит. Однако никакая цель не может оправдать поругание святого места, хотя бы потому, что это может обидеть чувства других людей. Поэтому в ответ на аргумент о свободе слова он приводит слова Джона Стюарта Милля, который считал, что, как только эта свобода «вредит» другим людям, ее нужно ограничивать.
 
Причем «вред» в этом случае, считает Дули, коснулся не только православных христиан, прихожан Храма Христа Спасителя, но и вообще всех людей, которые еще верят во что-то святое.
 
Сами девушки заявляют, что они молили Богородицу о помощи: избавить Россию от Путина. Однако с чего они взяли, вопрошает автор статьи, что, чтобы она их услышала, нужно вопить и прыгать в храме, да еще и перед алтарем?
 
На Западе же приговор участницам группы вызвал настоящую «истерию», пишет Дули. Канцлер Германии Ангела Меркель назвала его слишком суровым и «несовместимым с европейскими ценностями права и демократии». «Хорошо хоть я узнал, что богохульство и святотатство – это теперь европейские «ценности», - добавляет автор статьи.
 
Дули также вспоминает слова ирландской певицы Шинейд О’Коннор, которая считает, что во времена великого кризиса эти девушки выполняют роль духовных лидеров, а в этом и заключается истинная цель настоящих деятелей искусства. В ответ на это автор замечает, что цель в том, чтобы, как ему кажется, проливать свет на святое, а не загрязнять его. Как духовное лидерство проявляется в плясках в храме, ему тоже непонятно.
 
Его удивляет, почему никто не говорит о настоящих деятелях искусства, когда отважные мусульманские женщины начинают оспаривать некоторые моменты своей веры. Вероятно, на Западе просто настолько привыкли к нападкам на христианство, поэтому и не видят ничего плохого в том, что группа панков устраивает пляски в святом месте, поэтому и оправдывают их кощунственный поступок свободой слова и гражданскими правами, объясняет Марк Дули. Вот и получается «лицемерие», делает он вывод.
 
В заключении Дули лишь выражает надежду на то, что в тюрьме у Pussy Riot будет время подумать над разницей «между подлинно смелой политической акцией и акцией, для которой никакой отваги не требуется».