October 14th, 2012

Преступления антинародного режима - новая серия

Сотрудник коллекторского агентства грубо оскорбил инвалида, потерявшего здоровье во время службы в армии.

Такой беспредел, наверное, невозможно представить себе ни в одной стране мира, кроме путинской России. Сотрудник одного из так называемых "коллекторских аогентств", которых нынче расплодилось множество, пришел выбивать долги у Михаила К., ставшего инвалидом в результате армейской службы. Михаил и его безработная жена живут сейчас на пособия, и по закону эти средства неприкасаемы. Однако законы, как известно, не писаны тем, кому режим выдал индульгенцию.

Представитель агентства нашел небольшой долг, который остался за ветераном еще со времен его учебы в университете, и сначала попытался наложить арест непосредственно на пенсию ветерана, а когда понял, что это будет выглядеть слишком уж откровенным нарушением закона - на пособие его жены.

Инвалид обратился в суд, и - представьте себе - судья оказался порядочным (остались еще и такие в стране, как ни странно) и принял решение в его пользу. Но что значит решение суда для обнаглевших от безнаказанности "коллекторов", получающих 20% с каждого рубля, отнятого у людей, которых система загнала в долги, а потом превратила в инвалидов?!

Несмотря на решение суда, агентство продолжает преследовать несчастных людей. Его представитель недавно позвонил супругам и, не представившись, сначала начал их пугать ("Мы все равно заберем у вас деньги, вам понадобится адвокат, а на него у вас не хватит денег"), а затем дошел до прямых оскорблений ("Нам на...ть на тебя! Ты все равно вернешь нам деньги! Твоя жена еще разведется с тобой!").

Но предела цинизма достиг представитель агентства, который заявил ветерану дословно следующее:
- Если бы ты как следует служил своей стране, то ты бы умер, а не жил здесь инвалидом за счет людей, которые выбиваются из сил, чтобы прокормить таких, как ты!.

Супруги снова подали в суд, однако шансы на выигрыш дела выглядят сомнительными. Впрочем, возможно, что именно в этом случае судья встанет на сторону ветерана - слишком уж нагло и цинично повели себя коллекторы, да и огласку этот случай уже получил благодаря независимым блогерам. Но что делать тысячам и тысячам других людей, которые попали в похожю ситуацию? А по мнению независимого адвоката Сергея Лемберга, речь идет именно о тысячах случаев, и история Михаила К. - только вершина айсберга.

Ой, кажется, опять забыл страну назвать? Извините. Это произошло в США, если кому интересны подробности - вот ссылка
http://rt.com/usa/news/us-debt-collector-disabled-veteran-372/

Да, имя ветерана - все-таки Майкл, а не Михаил. Michael Collier. Извиняюсь за неточность :)



Сен-Санс в исполнении РНО

Вчерашний концерт Российского национального оркестра - очередной повод порассуждать на излюбленную тему о том, что публика стала невероятно всеядной. Самый халтурно поставленный и сыгранный спектакль, самый невыразительный концерт получат свою долю аплодисментов и даже крики "Браво!". Проблема не в том, что хлопают плохому или среднему исполнению - проблема в том, что плохому, среднему и прекрасному исполнению хлопают ОДИНАКОВО.

Играли вчера три вещи Сен-Санса, всеми дирижировал Плетнев. Сначала - не самый известный "Танец смерти", где оркестр звучал слаженно (хотя, на мой вкус, вяловато). Потом - 3-й скрипичный концерт с очень известной 3-й частью, с совершенно невыразительным (опять-таки, на мой вкус) солистом Милюковым. Отчего, в таком случае, было не дать сыграть концерт, например, собственной первой скрипке - прекрасному Алексею Бруни, которого вполне заменяет в роли концертмейстера Татьяна Поршнева? Загадка.
А во втором отделении дали замечательную и мало кому известную Вторую симфонию, с чудесным пиано в третьей части и абсолютно непривычной для Сен-Санса искристой четвертой - тут и Россини вспомнился, и Мендельсон.

Мне кажется, что нормальная публика должна была от души похлопать первому номеру, вежливо - второму, и устроить овацию третьему. А в реальности одинаково приветствовали все три.

И где у артиста стимул играть лучше?

Мы - те, кто сидит в зале - не меньше повинны в падении уровня исполнительства, чем сами исполнители.