November 9th, 2012

У нас опять эксклюзив

Сегодня (но попозже, не прямо сейчас, т.е. не в 4 утра :)) у нас выйдет интервью с Башаром Асадом. Беседует с ним Соня Шеварднадзе. Пришлось ее, а также еще несколько человек забросить ради этого в Дамаск. Ну, и переговоры, само собой, не один день шли.

Мы анонс бросили на ленту, и это уже новостью разошлось по всему миру.


Анонс можно прочесть здесь http://rt.com/news/assad-exclusive-interview-syria-240/



Журналистское позорище

Интервью с Людмилой Нарусовой.
http://www.novayagazeta.ru/politics/55331.html

Про Нарусову ничего принципиально нового не узнал.
А вот за Елену Масюк, журналиста с честно заслуженной боевой биографией, стало неловко.

Не говоря уже о газете.
Надо, видимо, это понимать так: когда льстивые  вопросы журналист задает человеку, находящемуся при власти, то надо про такого журналиста громко кричать "позор" и "вон из профессии".
А когда ровно такие же, угодливо сформулированные и тщательно обходящие неприятные темы вопросы журналист задает человеку, который долго по правилам этой власти играл, но решил тут немножко возроптать ввиду отстранения от корыта (и приобрел оттого немедленно черты страстного борца с режимом), то это и есть эталон журналистики.

Вот не верю я в загробную жизнь. Но если б верил, то сказал бы, что несчастному Анатолию Александровичу на том свете сейчас сильно икается.

А вообще это, увы, ситуация нередкая - когда родные и близкие достойного человека после его смерти ведут себя постыдно, и при этом непрерывно размахивают покойным мужем/папой/дедом, как красным знаменем на демонстрации 7 ноября. Далеко не всем, прямо скажем, повезло так, как Михаилу Афанасьевичу.

Случайно знаю, что вдова одного очень известного человека уже довольно много лет держит у себя неопубликованную рукопись его последнего романа. Все ищет, кто даст подороже, и никому не отдает - боится продешевить.

Впрочем, к теме журналистики это уже никак не относится.


Искусство так задавать вопросы, чтобы получать правильные ответы

В сегодняшнем МК - опрос.

Можно ли стать жертвой ложного обвинения в изнасиловании?
 
Укажите вариант ответа
  •  Можно, от человека в нашей стране ничего не зависит
  •  Если ни в чем не сознаваться, то никто ничего не предъявит
  •  Надо вести порядочный образ жизни, тогда никаких претензий не будет

Все в этом опросе замечательно. Есть только одна мелочь, которая портит картину: проблема ложного обвинения в изнасиловании является, к сожалению, актуальной во всем мире. Кто не верит - может порыться в Сети на любом языке, введя в поисковик ключевые слова "изнасилование" и "ложное обвинение". Или хотя бы порыться в своей собственной памяти и вспомнить, как отсидел в тюрьме Майкл Тайсон за изнасилование Дезире Вашингтон (причем совсем не в "нашей стране", а в стране безупречной законности, т.е. США) - а потом выяснилось, что эта барышня практически на жизнь себе зарабатывала тем, что спала с богатыми людьми, а потом требовала от них денег, угрожая в случае отказа подать в суд.

Чтобы этот опрос отражал реальную картину общественного сознания, нужны крайне незначительные усилия: или переформулировать первый ответ (Можно, от этого не застрахован ни один мужчина), или добавить еще один вариант ответа (Можно, причем в любой стране мира).

Но именно этого-то как раз делать страшно не хочется. Потому что тогда именно этот пункт - или видоизмененный, или новый - и наберет большинство голосов. И результаты опроса окажутся ску-у-учными... Ну, согласится большинство, что любому, самому приличному мужчине (а уж особенно молодому человеку) может попасться на пути аферистка, и что суды в таких сомнительных случаях часто принимают сторону обвинения, не имея реальных доказательств. И кому это будет интересно?

А вот в таком, правильно сформулированном виде опрос обязательно даст правильный результат. И тогда его итоги будут опубликованы под заголовком типа "Большинство читателей нашей газеты считает, что в России абсолютно любого человека можно посадить в тюрьму, потому что от него ничего не зависит".

Вот она, подлинная высокая журналистская этика! И, конечно, высокое профессиональное мастерство. Бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию. В зале раздаются здравицы в честь бесстрашных журналистов, снова смело обличивших преступный режим.