May 27th, 2013

Ugly boy from Firenza

Не разучились подлинно талантливые журналисты задать вопросы!

  Классический прием демагога: сформулировать вопрос таким образом, чтобы на него в принципе не существовало нормального ответа. Для этого надо просто в формулировку вопроса заложить подтасовку, как условие. И, конечно, обязательно задавать его прилюдно - ведь без аудитории вопрос демагога не имеет смысла. Примеров можно придумать с ходу целую кучу.
- Ты уже перестал избивать свою жену каждый вечер?
- Скажи, как тебе удается относительно прилично выглядеть, несмотря на постоянное пьянство?
- Тебя с прошлой работы выгнали по статье или все-таки пожалели и дали возможность уйти "по собственному"?
И т.д.
Ответа, естественно, не предполагается. Да это и не вопрос, по сути, а просто такой способ вранья.

   Вспомнил я про это высокое искусство, прочитав в сегодняшней Газете.Ру интервью с Абделлатифом Кешишом, режиссером фильма "Жизнь Адели", который намедни получил главную премию в Каннах. Журналист (по традиции этого издания, не подписавшийся) задает такой вопрос:

— В России власти сражаются с так называемой пропагандой гомосексуализма, а большая часть населения считает гомосексуальные отношения признаками опасной психической болезни. Как вам кажется, способно ли искусство кого-то переубедить?

   Дорогие мои друзья, живущие в разных городах нашей страны (а некоторые и за ее пределами), скажите мне прямо: вы тоже, как и анонимный корреспондент, много знаете в России таких людей, которые считают гомосексуальные отношения признаками опасной психической болезни? Неужели я один такой, полагающий, что большинству людей в России еще недавно было вообще наплевать на интимные предпочтения соседей? И только я вижу, что волна гомофобии если и начинает немного подниматься в последнее время, то исключительно потому, что ее искусственно создают несколько неуемных гей-активистов, которым позарез надо показать, какие все вокруг них гомофобы?

У меня в конторе есть несколько вполне открытых геев. Работают у нас две гомосексуальные пары (одна - мужская, одна - женская). К ним относятся так же, как и к любой гетеросексуальной паре, которых у нас образовалось полно, поскольку коллектив молодой (причем официально женатых или нет - неважно, нас это не волнует). Если есть возможность, переводим их в одну смену. Стараемся одновременно давать им отпуска. И т.п.

И вот что интересно: ни один знакомый мне российский гей (мужского или женского пола) не поддерживает организаторов гей-прайдов! Наоборот: все, кого я знаю, терпеть не могут этих малосимпатичных людей, которые старательно раздувают в стране гомофобию, чтобы всему миру стало видно, какие они преследуемые и как им все должны помогать.

Может быть, я правда чего-то не вижу и не понимаю?