June 28th, 2014

Ugly boy from Firenza

Украина: неужели правда появилась надежда?

     Что бы ни говорили про президента Порошенко, он все же оказался единственным за последнее время украинским лидером, который произнес, наконец, две понятные и разумные мысли - увы, с большим опозданием.  Практически полгода самые разные люди, в том числе с большой симпатией относящиеся к Украине и активно не желающие противостояния с ней, пытались докричаться до украинцев, задавая два очень простых вопроса: почему после свержения Януковича первый законопроект новой власти - т.е. то, что эта власть посчитала самым важным и срочным - был направлен против русского языка? И как эта новая власть собирается жить в единой стране с восточными областями, если она на их протесты, поначалу вполне мирные, вместо переговоров ответила ультиматумами, а затем и силовыми акциями, причем с применением не полицейских, а военных методов?  В течение нескольких месяцев на эти вопросы от даже вполне вменяемых вроде бы людей слышалась с Украины в ответ практически одна брань. И вот теперь, наконец, президент Украины признает, что именно эти две ошибки привели к нынешнему положению. Увы, с тех пор произошло много такого, что делают возврат к прежней ситуации совершенно нереальным. Если бы это было произнесено в феврале, то сейчас все было бы иначе. Ни военных действий, ни сотен жертв, ни десятков тысяч беженцев - ничего этого бы не было. И, кстати, Крым не захотел бы убежать в Россию - от такого грядущего счастья, которое было наглядно продемонстрировано ему в Мариуполе и Луганске. Но все это произошло. У убитых остались родные - готовы ли они согласиться, что Киев "немножко погорячился", и все забыть? Жители Крыма, при всех сложностях перехода, быстро привыкают снова ощущать себя частью России (большинство, по крайней мере). Готовы ли они резко передумать и поверить, что ррреволюционные деятели Майдана больше никогда не будут определять, как жить остальной стране? И все же то, что Порошенко это сказал - очень хорошо. Это означает, что Украину, наконец, возглавил человек, который хотя бы не называет черное белым. И это дает какую-то надежду на мир.