July 12th, 2014

Ugly boy from Firenza

Ошибаются абсолютно все СМИ - без исключений. В чем же между ними разница?

     Прежде всего - в частоте, с которой эти ошибки совершаются. Один раз выдать информацию, которая впоследствии не подтвердилась, или постоянно гнать "липу" без проверки - совсем не одно и то же.  Второе отличие - источник ошибки. Одно дело - когда вы поверили коллегам и воспроизвели сообщение другого СМИ, причем со ссылкой на него, но без перепроверки. Другое - когда взяли любой понравившийся вам пост и выдали в эфир уже в качестве достоверной новости (обычно без ссылки). И, наконец, основное отличие. Приличное СМИ, обнаружив ошибку (самостоятельно или с чье-то помощью), тут же её исправляет - неправильный материал убирает с сайта, а главное - обязательно об этой ошибке сообщает. А неприличное - делает вид, что все в порядке и никакой ошибки не было. Это были некие базовые вещи. А теперь - конкретный пример. RT 8 июля совершил ошибку: без проверки воспроизвел материал "Вестей" (сославшись на источник) о смерти ополченца Александра Скрябина. На следующий день нам сообщили, что человек с таким именем умер три года назад. Материал был немедленно убран, а вместо него на сайте появилось опровержение (http://russian.rt.com/article/39825).  А теперь хотелось бы увидеть, как отреагировало на свою ошибку хоть одно из тех двадцати с лишним украинских СМИ, которые написали про съемочную группу RT, якобы прибывшую на место взрыва через 10 минут (а также еще несколько, опубликовавших совсем уже безумное сообщение о том, что она прибыла за 10 минут ДО взрыва). Не даст ли кто ссылочку на такое опровержение из украинских френдов, а? Что, неужели ни одно украинское СМИ не опубликовало опровержение? ... Вот в этом, собственно, и разница.

Ugly boy from Firenza

Загадка Новодворской

     Странной, очень странной получилась в конечном итоге судьба Валерии Ильиничны. В день ее смерти некоторые вдруг вспомнили о том, что эта, несомненно, отнюдь не рядовая женщина переводила с французского, читала на латыни и древенегреческом, вообще была человеком изрядно эрудированным и образованным. Про письмо поддержки, посланное в марте 2014 года Дмитрию Ярошу - откровенному националисту и антисемиту, несомненным достоинством которого в глазах Новодворской являлся его "антипутинизм" - интеллигенция сегодня если и упоминала, то невнятно и неохотно.  На самом деле, если задуматься, популярность Валерии Новодворской "в узких кругах" - явление весьма загадочное. Если не считать неизменной позиции "всякая власть есть куча дерьма", столь близкой сердцу истинного российского интеллигента, эту популярность непросто объяснить - поскольку таких людей всё же не один и не два. Непросто - но возможно. Секрет - в её невероятной, всеохватывающей самоуверенности. Новодворская никогда не сомневается, Новодворская всегда права. Российский интеллигент отличается тем, что постоянно боится оказаться неловким, неуместным, неудачным. Поэтому его неопредолимо тянут к себе те, кто сомнений не ведает. Никто не может вспомнить, чтобы Новодворская признала себя неправой. Предсказала, что власть Путина вот-вот рухнет, а она всё никак не рухает? Организовала митинг на десять тысяч человек, а пришло от силы двести, из которых половина - явные сумасшедшие? Не ждите объяснений, уж тем более - оправданий. Новодворская обладала тем совершенным, конечным знанием, истинность которого подтверждается не какими--то нелепыми, жалкими фактами, а вещью гораздо более важной и убедительной - незыблемой убежденностью в своей конечной, почти вселенской  правоте. "Главная дева российской демократии" - это неофициальное звание, невесть кем придуманное, она носила с гордостью. Ей никто был не нужен; она была изначально уже замужем - за подвигом веры, за непрерывным подвижничеством. Никто другой в этот замкнутый, самый интимный из миров, проникнуть не мог по определению. Даже судьба Ларисы Богораз, верной подруги Анатолия Марченко, уморившего себя голодовкой в далеко не самом людоедском 1986 году, была для неё чересчур мирской, избыточно мещанской и примитивной. Что на самом деле печально - так это то, что о Новодворской так быстро забыли, стоило ей перестать мельтешить. И вспомнили только в жанре некролога, когда он стал уместным.