July 19th, 2015

Ugly boy from Firenza

Футбольный комментатор недели

   Тур еще не завершен - более того, матч "Зенит" - "Динамо" даже не начался, и несравненный питерский любимец Геннадий Орлов успел произнести только первые свои приветственные слова. Но вряд ли кто-то из коллег превзойдет его замечательный шедевр "В Петербурге жаркая погода. Правда, с утра лил дождь, но потом разверзлись хляби небесные". Т.е. носитель высшей питерской интеллигентности полагает, что выражение "хляби небесные разверзлись" означает, что дождь закончился? Замечательно. А впрочем - надо будет сделать над собой усилие и посмотреть матч, не выключая звук в виде Орлова (что вошло в привычку у очень многих зрителей, включая и вашего покорного слугу). Глядишь, он еще достигнет в этом комментарии новых рекордных высот.
Ugly boy from Firenza

Дело в том, что у нас с друзьями есть традиция: раз в полвека мы находим предлог для войны. Часть 1

   На самом деле, конечно, "липовые" предлоги в политике находятся (или собственными руками заинтересованных государств создаются) гораздо чаще. Но зато полувековой график красиво выглядит. Исключительно и только поэтому вам предлагаю свои субъективные, никак не претендующие на полноту околоисторические заметки. Итак, предлог первый. 1864 год. Пруссия и Австрия в ультимативной форме требуют от Дании, чтобы она немедленно пересмотрела свою конституцию, которая (по мнению Пруссии и Австрии) не соответствует Венскому трактату. Ключевое слово - "немедленно". Вообще-то Венский конгресс проходил в 1814-1815 годах (кстати, и тут разрыв в полвека!). И неясности со статусом Голштейна, как и многих других германских княжеств, вошедших в Германский союз, существовали десятки лет. Но тут вдруг почему-то в этом деле возникает невероятная срочность. И поэтому срок выполнения ультиматума назначается такой, что две палаты датского парламента даже при наличии желания физически не успевают собраться и принять какое-нибудь решение. И, кстати, вместе с Голштейном Пруссия  требует особых прав и для Шлезвига, который в Германский союз вообщке-то не входит - но зато очень хорошо расположен. Соответственно, Дания условия ультиматума не выполняет. И поэтому - разумеется, исключительно в целях восстановления законных прав немецкого населения! - Пруссия с Австрией объявляют Дании войну, быстренько ее выигрывают, и Шлезвиг и Голштейном перестают быть датскими. И поэтому, когда Бисмарк начинает вскоре объединять немецкие княжества в единую страну, эта страна получает замечательный доступ к Балтийскому морю. Каковой, собственно, имеет и по сей день, а славный портовый город Киль нынче всеми воспринимается как однозначно и бесспорно немецкий.