April 25th, 2016

Ugly boy from Firenza

"Невыносимо долгие объятия" в театре "Практика"

          Весь вечер был сплошной Иван Вырыпаев - им написано, им же и поставлено. На него, собственно, мы и шли, прежде всего на драматургию, вдохновленные предыдущим успешным опытом  - "Иллюзии" в той же "Практике", "Летние осы..." у Фоменко, что-то еще... не помню уже.
          Впечатление - скорее хорошее. Не скажу, чтоб восторг - но безусловно рад, что сходил. Стилистика Вырыпаева - явление самоценное. Хотя, как почти у каждого хорошего, но не великого творца, за каждым его произведением можно найти предполагаемый первоисточник.
          "Осы" - прекрасный эпигонский опыт на тему Ионеско. А "Объятия" показались мне - совершенно неожиданно - сильно-сильно перекореженным и перенесенным в наше время Кэрролом.
          Если задаться вопросом об основном мотиве пьесы, то ответ получится грустным - выйдет, что ради такой простой и "лобовой" мысли про суть любви не стоило огород городить.
          Но секрет в том, что задаваться этим вопросом не надо и вообще неправильно. У Вырыпаева (и драматурга, и режиссера) есть стиль. И он самоценен.


Ugly boy from Firenza

Искусство быть вдовой

          В ЖЖ активно и несколько суетливо обсуждают историю, связанную с вдовой одного действительно выдающегося литератора, с которым мне посчастливилось даже когда-то встречаться. Фабула - в том, что дом-музей этого литератора объединяют с другими домами-музеями в единый комплекс (кластер, как нынче принято выражаться). И вдова в результате теряет место главной хранительницы дома-музея покойного мужа.
          Не стану вмешиваться в эту ругань. Только вброшу свои пять копеек, спросив: а почему вдова, с такой страстью отстаивающая свое право быть главной хранительницей, так и не отдала для публикации последнюю, неоконченную повесть мужа?
          Я вот случайно, мельком, эту историю знал (с той поры уж немало лет прошло) - и помнится мне, что заботливая вдова тогда никак не могла сговориться с издателями об ее, вдовы, роли и значении в этой публикации.
          Или я что-то запамятовал за давностию лет? Как бы там ни было, повесть, насколько я знаю, так и осталась неопубликованной.