August 3rd, 2016

Ugly boy from Firenza

Неистовая борьба с российским допингом

          Вчера поздно ночью офицеры WADA пришли к Маше Верчёновой - единственной российской гольфистке, которая будет участвовать в Олимпиаде. Точнее, еще не известно, на самом деле, будет ли - поскольку IGF, Международная федерация гольфа, с удивительным упорством не принимает официального решения о том, чтобы ее к турниру допустить. Кажется, это последняя международная федерация, которая никак не хочет официально принимать решение о допуске проклятых русских обманщиков на белоснежно чистые олимпийские просторы.
          Ну, известное дело, гольф - это ж вообще спорт, где допинговые скандалы следуют один за другим, да?  Я вот знаю про один за всю историю - когда Даг Баррон в 2010 году заменил в назначенном ему врачом (официально!) курсе один гормон другим, аналогичным, но по рассеянности не сообщил об этом руководству PGA Tour. И был за это дисквалифицирован на год. Еще пытались, помнится, Виджея Сингха обвинить в том, что он использует какие-то нехорошие препараты, сделанные из оленьих рогов, да только вышел облом - препараты оказались не включенными в список запрещенных. Все - больше никаких допинговых историй в гольфе не было. Естественно, никаких претензий к Верчёновой тоже никогда не было.
          У Маши при этом взяли второй тест менее чем за две недели, что для гольфа - вообще дело неслыханное. 20 июля допинг-офицер отловил ее в Шотландии, в Абердине, где она играла в турнире. А вчера - в Хьюстоне, где у нее проходит последний этап подготовки к Олимпиаде.
          Когда Маша, сдавая тест, поинтересовалась, чем вызвана такая невероятная активность, ей сообщили, что дополнительный тест проводится по просьбе международной федерации.
          Впрочем - насколько я знаю Машу (а знаю я ее уже лет пятнадцать), она в ситуациях, когда ей делают гадости, начинает играть лучше. Так что ее шансы выступить здорово - например, войти в десятку, что было бы невероятным успехом - пожалуй, повышаются.