March 14th, 2018

Лорд Керзон и Путин

          Ехал сегодня утром из аэропорта после ночного рейса (кстати, забыл сказать, что я последние полтора дня провел в Тегеране; Иран - интересная страна, очень сильно отличающаяся от той картинки, которую можно создать себе на основе трагических кадров CNN). Слушал какую-то радиостанцию, где ведущие пытались совместно вспомнить, когда нам Британия в последний раз предъявляла ультиматум. Они, представьте себе, поместили это событие в 1914 год - т.е. даже не вспомнили про ультиматум Керзона 1923 г.! Образование, да. Забавно... Но я не об этом.
          Ультиматум Терезы Мэй внезапно полностью перевернул восприятие многими довольно умеренного толка гражданами недавнего выступления Путина. Честно говоря, еще пару дней назад я был одним из людей, которым тон и весь посыл этой речи (в международной её части) показался неоправданно жестким и неприлично агрессивным. Ну, что я теперь могу сказать, после вчерашнего... Только признать, что был неправ.
          Ультиматум Мэй абсолютно беспрецедентен. Он означает, что "цивилизованный мир" решил: в конкуренции теперь все средства годятся. Т.е. можно совсем отбросить всю эту рухлядь из прошлого века - разные дипломатические приличия, нормы, примат собственных законов, необходимость доказательств, всякие там презумпции...
          Выходит, что Путин-то был прав. Слушать они готовы только силу - слова "Как же так, это же не по закону, да и попросту бессмысленно?" вызывают у них только смех. На угрозы надо быть готовыми отвечать угрозами - и демонстрировать, что угрозы эти не пустые.
          Говорить с Великобританией на языке закона и апеллировать к разуму, получается, бесполезно. Как со шпаной на улице в молодости было бесполезно говорить человеческим языком.
          Ужасно.

Смотрю прямую трансляцию заседания парламента Великобритании

          Счастье, что я столько лет знаю Британию, рос на английской литературе и много раз побывал на Британских островах. Счастье, что я успел настолько узнать Британию, что полюбил её по-настоящему, и эта любовь - довольно серьезное чувство, которое не так-то просто поколебать.
          Потому что если бы у меня не было в запасе всего этого, я бы сейчас на всю жизнь возненавидел Британию. Слушать всю эту демагогию просто невыносимо.
          Это - самое омерзительное, что есть в Британии. И мне сегодня придется много раз напоминать себе, что это - всего лишь одно из лиц Британии. Мерзейшее, отвратительное, гнусное, паскудное. Но - всего лишь одно.
          Нельзя позволять эмоциям захватывать себя. Надо постоянно, непрерывно напоминать себе, что это - лишь маленькая часть Британии.
          Хотя я, как оказалось, его не знал, этого лица.