March 27th, 2019

Как, ты всё еще не высказался про Абызова?

Да, да, виноват. Исправляюсь.

Я с ним встречался один раз — он как раз незадолго до того был назначен министром. В течение полутора часов слушал его выступление в рамках какого-то форума для относительно небольшой (человек 40) аудитории. Искренне поразился тому, до какой степени косноязычным, оказывается, может быть человек, столь преуспевший в бизнесе и занимающий должность министра. Из выступления почти ничего понять не смог.

Позже поделился этим своим удивлением с коллегой, которая с Абызовым встречалась неоднократно. Она поведала мне, что это, оказывается, известно решительно всем (как всегда, я единственный был не в курсе): Абызов патологически не умеет говорить для аудитории размером более чем в три человека.

Очевидно, что это не помешало человеку заниматься бизнесом, притом очень успешно (насколько законно — этого я сказать не могу). Но как может человек с такой особенностью быть министром — загадка.

Вот, рассказал все, что знаю из личного опыта. 

Жертвы судебных ошибок

По какой-то причине вдруг всплыло тут в СМИ дело Чикатило — наверное, юбилей какой-нибудь. Интервью с Иссой Костоевым попалось на глаза — следователем, который это дело вел (мы с ним недавно познакомились, кстати, в одной компании; очень говорливый человек, что даже как-то странно при его профессии, но вполне приятный в общении).

Я про это дело раньше много читал, и всегда одно обстоятельство бросалось в глаза: от воспоминаний разных граждан, занимавшихся этим делом в своих ведомствах — милиции, прокуратуре, суде — совершенно нет ощущения, что они испытывают хотя бы неловкость (я уж не говорю про раскаяние, куда там...). На всякий случай напомню, что Чикатило успел совершить от 52-х до 65-ти убийств, по разным версиям, пока его не поймали. За одно их них был расстрелян  Александр Кравченко. Костоев, надо отдать ему должное, хоть этот факт упомянул между делом. Остальные же и вовсе исключительно всегда вспоминают о той огромной роли, которую каждый из них сыграл в историческом достижении — поимке маньяка.

За женщин, убитых Геннадием Михасевичем (36), были осуждены 14 человек, один из них в заключении ослеп, один (Николай Тереня) расстрелян. Но там, по крайней мере, хоть прокурор потом получил 4 года тюрьмы — невиданное дело.

За жертв Николая Фефилова (7) был расстрелян Георгий Хабаров,  Михаил Титов умер в тюремной больнице после избиения.

Collapse )