January 13th, 2020

Филологические аспекты убийства генерала Сулеймани

Трамп, конечно, уникально везучий персонаж — это вообще, независимо от политики. Мне об этом давным-давно рассказал Рон Уиттен — знакомый журналист из американского Golf Digest, который делал с Дональдом (тогда — просто эксцентричным миллиардером без малейших претензий на политическую карьеру) интервью на одном из принадлежащих тому полей. Естественно, разговор происходил в процессе игры. 

Рон тогда заметил, насколько удачно у Дональда отскакивают мячи в сложных ситуациях. В гольфе обычно в смысле везения всё более или менее делится поровну: если у тебя мяч после отличного удара ударился о грабли, брошенные посреди поля предыдущей группой, то за это потом он после плохого удара отскочит от дерева в сторону лунки — и наоборот, если тебе сначала повезло, то позже судьба непременно заберёт должок. А Трампу поразительным образом во время игры везло постоянно. И главное, это ведь не карты, тут сжульничать невозможно, всё на виду. 

Это везение в истории с убийством Касема Сулеймани проявилось в полном блеске. С тех пор, как  иранский оператор-наводчик  (до сих пор неизвестный широкой общественности по имени, кстати) врезал ракетами ПВО по несчастному украинскому самолету, широкая общественность обсуждает только гибель 176 человек. А тема гибели генерала Сулеймани и примерно десятка находившихся рядом людей (часть которых, кстати, были гражданами Ирака) в результате очень сомнительного в юридическом смысле американского ракетного удара по иракской территории внезапно оказалась забытой всеми. Ну, или почти всеми. 

Collapse )