February 13th, 2020

О том, как один регион стал частью одной страны по итогам одного очень сомнительного референдума

Для начала давайте уточним, о какой стране, каком регионе и каком референдуме идёт речь. А то вдруг кто-то меня понял неправильно... ну, чисто случайно...

Во избежание недопониманий — карта. Она же — для наглядности.

Теперь, уверен, уже все всё поняли правильно. Страна — конечно, Франция. А регион  — разумеется, город Авиньон и его окрестности.  

Как? Вы удивлены? Вам кажется, что Авиньон и окружающие его земли спокон веку являются неотъемлемой частью Франции, будь она хоть королевством, хоть республикой, а любые сомнения в этом — грубое покушение на территориальную целостность этого европейского государства? А ведь действительно: с какой стати этот город, находящийся в Воклюзе, чуть ли не в середине юга Франции, между исконно французскими землями Прованс-Альпы-Лазурный Берег и Лангедок-Руссийон, вообще может принадлежать кому-либо ещё, кроме Франции? Как такое даже в голову могло прийти? Нет, ну правда же? Да?

Да как вам сказать... Авиньон — чудесный городок (всем очень советую его посетить, кстати), в котором большую часть XIV века квартировали официально признанные папы. А потом, когда Григорий XI вернулся в Рим и начался т.н. «великий западный раскол», там еще некоторое время жили папы альтернативные, известные в истории как антипапы. Впрочем, для нашей истории это не очень важно.

Collapse )