May 29th, 2020

Аресты журналистов за одиночные пикеты и вопросы журналистской солидарности

          Это - очень серьёзная и больная для меня тема. Она возникает не в первый раз, и в каждом случае я заново начинаю над ней размышлять, задавая самому себе вопросы.
          Давайте я сейчас эти вопросы для разнообразия здесь задам себе публично. И публично же на них отвечу.
          1. Поддерживаю ли я пикет журналиста Азара в поддержку "полицейского омбудсмена" Воронцова? Нет, не поддерживаю, потому что считаю Воронцова очередным липовым, самоназначенным "защитником и поборником прав". В силу сказанного полагаю, что выход на пикет коллеги Азара был продиктован не рвущим его душу желанием заступиться таким публичным способом именно за этого несправедливо преследуемого гражданина, а в основном соображениями конъюнктурными. Но утверждать это, разумеется, не могу - чужая душа потёмки.
          2. Считаю ли я, что обвинения Воронцову были предъявлены незаконно, по надуманным основаниям? Понятия не имею, поскольку не владею пока информацией из разных источников, которую мог бы сравнить - и, в отличие от ряда граждан, не берусь судить о том, чего не знаю достоверно. Когда у меня будет больше именно достоверной (а не услышанной в пересказе "носителей правды") и разной информации, смогу её сравнить и сформулировать своё мнение.
          3. Считаю ли я, что Воронцова надо было арестовывать? Могу предположить, что это не было обязательно - и вообще считаю, что предварительное заключение по-прежнему используется российскими судами избыточно, несмотря на имеющийся в этой области прогресс. Не исключаю, что там было формальное основание (например, многолетние связи Воронцова с коллегами по работе в МВД), по которому суд такое решение принял законно. Но в целом - я безусловно против того, чтобы по делам такого рода людей арестовывали до суда.
          4. Считаю ли я, что коллегу Азара забрали в кутузку незаконно и безосновательно? Это на самом деле два разных вопроса. Действует ли в условиях чрезвычайной ситуации (не путать с чрезвычайным положением!) запрет на одиночные пикеты? Не знаю - вопрос к юристам. Если он действует, то справедлив ли он? На мой взгляд - нет; не вижу, чем одиночный пикет, если он проходил с соблюдением введённых правил (ношение средств защиты, наличие пропуска), мешает соблюдению карантинных ограничений и угрожает благополучию других людей.
          5. Считаю ли я, что в таких случаях должна проявляться журналистская солидарность, вне зависимости от политических разногласий? Считаю, что было бы очень правильно, если бы журналистская солидарность, вне зависимости от политических разногласий, в российском профессиональном сообществе существовала - и, соответственно, все участники этого сообщества считали её проявление для себя обязательным. Форму проявления солидарности каждый для себя выбирает сам, естественно.
          6. Считаю ли я, что журналисты, условно говоря, информационного агентства "Россия сегодня" должны были в рамках этой самой профессиональной солидарности выступить в защиту задержанных коллег Азара, Плющева, Фельгенгауэр и других? Считаю, что многие из них непременно бы выступили - если бы указанные коллеги несколько ранее сочли бы для себя столь же обязательным, в рамках профессиональной солидарности, выйти, например, на пикет в защиту их коллеги Кирилла Вышинского, который сидел в тюрьме несравненно дольше, по гораздо более тяжелому и несравненно более абсурдно выглядящему обвинению. На всякий случай уточняю, что описанный прецедент, разумеется, взят просто навскидку, в качестве особо наглядного примера; но сходных примеров можно привести целую кучу.
          7. Готов ли лично я сегодня выйти на пикет в защиту упомянутых задержанных коллег? Нет, по причине, разъясненной в п.6.

          Краткое резюме: если взываете к журналистским стандартам и профессиональной солидарности - начните с того, что примените эти стандарты к себе. Тогда у вас будет моральное право ожидать их от других.
          Если же всё журналистское сообщество России начнёт меняться в этом смысле к лучшему, то это будет прекрасно.
          

Кстати, о памятных датах



Интересно, что когда заходит речь о Южной Осетии, то про страшные события 1989-1992 годов, в результате которых всё дальнейшее и случилось, не любят вспоминать не только патриотичные грузины (от них неразумно было бы ожидать объективности), но также и совершенно не имеющие никаких национальных интересов в этом регионе либеральные россияне. Как-то всё исключительно про август 2008 года, русских захватчиков и грузин, изгнанных осетинами из своих сёл.