Алексей Николов (a_nikolov) wrote,
Алексей Николов
a_nikolov

Закон об иностранных агентах, или кое-что об искусстве подбора формулировок

   Эта история - готовый сюжет из воображаемого учебника "О том, как приобретать врагов и заставить всех себя ненавидеть". С нее должна начинаться глава "Как с помощью одной умело подобранной формулировки превратить нормальный закон во всеобщее пугало и эффективный способ ухудшить репутацию своей страны".
    Сама идея закона была понятна и вполне логична: если организация финансируется в основном из-за рубежа, а принимает участие в политической деятельности в России, то об этом имеют право знать ее партнеры. Она не становится от этого организацией второго сорта или врагом нации. Это - просто информация, которую она должна сообщить партнерам для их сведения.
   Ничего сверхъестественного, антидемократического и тоталитарного в этом законе нет. Более того: закон был умышленно и демонстративно содран в основе своей с американского аналога. С понятной логикой "симметричного ответа": у них, в самом демократическом на свете обществе, это считается нормальным - следовательно, это нормально и для России, поэтому наша позиция ясна и безупречна.
    В общем, можно спорить о том, насколько хорош, на самом деле, американский закон, и стоило ли его в действительности нам копировать, но с точки зрения реакции общества и ответа на возможные претензии все вроде бы было задумано безупречно. Так?
    Однако нет на свете такого светлого замысла, который нельзя было бы испортить в процессе исполнения - если, конечно, за дело берется специалист. В данном случае безвестными мастерами, которые готовили закон, был использован для этого тонкий лингвистический ход - а именно, использовано слово "агент". Можно было придумать минимум десять возможных вариантов  (просто с ходу могу предложить несколько: "организация с преимущественно иностранным финансированием"; "организация с иностранным капиталом"; "представитель иностранного государства"). Несомненно, у каждого из них есть свои недостатки. Но выбран был, видимо, худший.
      Я не знаю, проходят ли законопроекты лингвистическую экспертизу. Но не думаю, что требуются услуги лингвиста, чтобы заметить: в русском языке слово "агент" имеет отчетливый семантический оттенок, который у похожего вроде бы слова "agent" в английском крайне мало выражен. Так уж сложилось исторически, что, несмотря на наличие словосочетаний с нейтральным значением ("страховой агент"), в целом само по себе слово "агент" в русском языке несет устойчивые негативные коннотации. И это наследие даже не советского времени - негласные агенты полиции, как известно, появились в России задолго до 1917 года.
      И желаемый эффект был достигнут. Ну представьте себе, что тот же Зимин жалуется: "Я финансирую российскую науку, а мой фонд называют организацией с иностранным капиталом. Да как они смели? Я оскорблен!"
     Как-то не очень убедительно, согласитесь. "Иностранный капитал" звучит вполне нейтрально, и спорить с этим определением довольно смешно - поскольку деньги, действительно, приходят из-за рубежа, со счета в иностранном (более того: оффшорном!) банке, с этим не поспоришь.
      Зато фраза "Я финансирую российскую науку, а меня за это объявляют иностранным агентом!" - это выстрел в "десятку", и любые объяснения в стиле "а что в этом такого, ему же никто не запрещает..." звучат жалким оправданием и даже издевательством.
     Это - к вопросу о том, чем оборачивается для страны чудовищное падение уровня владения русским языком, принявшее массовый характер.
Tags: политика, русский язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments