Алексей Николов (a_nikolov) wrote,
Алексей Николов
a_nikolov

Немецкое кладбище - 5 - часть первая

            Люсьен Оливье - один из самых странных иноземцев в истории России. Для человека, который владел одной из самых известных и славных московских рестораций и настолько прочно вошел в руский быт, мы знаем о нем удивительно мало. Пишут, что вроде бы происходил он из семьи известных в Провансе кулинаров, но источника этого знания никто не приводит. Даже года его приезда в Россию я нигде не нашел. Такое ощущение, что с ним произошла та же история, что и с Иисусом по версии всех канонических Евангелий: ходил с родителями ребенок в храм, поражая народ своей ученостью, а потом сразу - бац! и стал тридцатилетним проповедником; а что случилось в промежутке - про то никому не ведомо (и даже апокрифы про этот период практически ничего путного не сообщают). Ну, ладно, то было в начале первого тысячелетия - но почему про Оливье, родившегося в 1838 году, мы знаем так мало? Удивительно, ей-богу.
            Впрочем, одно понятно: как и некоторые другие герои моих немецких кладбищенских рассказов, он приехал из своей Франции (а кто-то утверждает, что из Бельгии) в Россию человеком весьма молодым, но притом энергичным, практическим - и с готовым, как нынче выражаются, бизнес-планом. И уже в 1860 (или, по другой версии, в 1862) году на паях с московским купцом Яковом Пеговым открыл на Трубной ресторан "Эрмитаж". История их встречи - это отдельная московская байка, связанная с их общим пристрастием к нюхательному табаку, но ее здесь рассказывать не стану. И вообще постараюсь себя ограничивать - хотя это непросто; уж больно тема мне близкая (скоро поймете, почему).
          Пегов владел домом на углу Петровского бульвара и Неглинной.Тут же находилось здание, где располагались довольно простые (отнюдь не Сандуновские!) бани, а также питейное заведение, известное в округе как "Афонькин кабак". Объединив эти владения, компаньоны построили прекрасное здание, где расположился не только знаменитый ресторан, но и нумера.
          Ну просто не могу удержаться, чтобы все-таки не рассказать тут одну байку. После революции в этом доме устроили Дом Колхозника, потом его отдали издательству "Высшая школа", а в период "нового смутного времени" актовый зал у издательства арендовал только что возникший театр "Школа Современной пьесы" Иосифа Райхельгауза. Потом театр, главный режиссер которого по совместительству был приятелем тогдашнего главы Госкомимущества Анатолия Чубайса, внезапно стал владельцем половины здания и еще одного дома во дворе, и это тоже интересная история, но я не о том. Так вот, однажды Райхельгауз привел в театр японцев, которых убеждал дать ему денег - или, выражаясь более куртуазным языком, стать инвесторами. И во время экскурсии упомянул про вполне исторически подтвержденный факт: здесь бывал Станиславский. Один из японцев ахнул, бросился на колени и стал целовать сцену, по которой ходил великий Станиславский. Райхельгауз разумно рассудил, что на этом надо остановиться и не уточнять, что сцены этой тогда не существовало, а Константин Сергеевич (кстати, тогда еще Алексеев) приезжал в "Эрмитаж" вовсе не ставить спектакли, а проводить время в нумерах с девицами.
Tags: Немецкое кладбище
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments