?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

          Отсматривал вчера в качестве члена жюри одной международной телевизионной премии программы, на эту самую премию номинированные (премию сейчас не имею права называть, по крайней мере до тех пор, пока не отправлю им свой  заполненный бюллетень для голосования - но потом назову, естественно; напомните, пожалуйста, если забуду). Так вот, смотрел я вчера представленную на конкурс программу одного голландского канала - прямой репортаж о возвращении на родину тел пассажиров, погибших в малазийском "Боинге".
          Репортаж длинный, в него вставлены отрывки из более ранних репортажей того же канала на ту же тему. В том числе - куски прямого репортажа с места падения, где лежат обломки самолета и тела пассажиров, сделанного на следующий день после катастрофы. Насколько хорошо (или плохо) с профессиональной точки зрения сделано, с моей точки зрения, это прямое включение - про это тоже, по условиям моего участия в жюри, не имею права высказываться, или даже просто с кем-либо свое мнение обсуждать, причем вообще никогда (и это - стандартное условие для члена жюри любой серьезной международной премии - в отличие, увы, от нашего ТЭФИ; впрочем, это старая моя боль, которая к данной теме отношения не имеет).
            Во всяком случае, уже на следующий день после падения "Боинга" корреспондент голландской телекомпании находится там вместе со своей группой и ведет прямой репортаж. В какой-то момент ведущий в студии вдруг спрашивает его:
    - Наших зрителей наверняка интересует вопрос: а почему на месте аварии нет следователей, если туда смогли добраться вы и еще ряд журналистов?
            На что корреспондент отвечает:
    - Как нам сообщили, следователи пока не могут прибыть на место, потому что им не смогли гарантировать абсолютную безопасность.
            На этом месте мне вспомнилась бессмертная формула Бабеля: все, в ком еще квартировала совесть, покраснели. Друзья мои, скажите, может быть, я просто чего-то не понимаю?  Только мне кажется, что это - какой-то совершеннейший оксюморон?
            Мы здесь не обсуждаем вопрос о том, кто виноват в гибели "Боинга" - у каждого есть свое мнение и право на него. Но мы все, надеюсь, согласны в том, что следователь в любом случае обязан прибыть на место предполагаемого преступления как можно быстрее и предпринять все возможные шаги для сбора доказательств? Что это - просто-напросто часть его профессии? Что следователь не может, не имеет права сказать "Нет, не поеду сейчас на место убийства - кто его знает, может, там убийца до сих пор бродит вокруг и хочет еще кого-нибудь пристрелить"?
            Понимаю: могут быть объективные сложности; например, когда до этого места физически невозможно быстро добраться (во все стороны - тысяча километров глухой тайги), или если его, действительно, непрерывно бомбят и обстреливают (хотя военным прокурорам случается работать и в таких условиях). Но как же тогда оказалось, что сразу несколько корреспондентов, причем представлявших разные страны - да не поодиночке, а со съемочными группами! - туда в течение суток добрались и оттуда вели репортажи? Помимо упомянутых голландцев, там была наша группа с RT, были ребята из Reuters, ВГТРК, из украинских СМИ...
            Да что ж это, прости господи, за следователи такие, если они свою работу соглашаются делать только после того, как им "гарантируют абсолютную безопасность", а? Причем они отказываются ехать в то место, где десятки журналистов уже работают, и никто их не обстреливает и не бомбит?
              


Profile

a_nikolov
Алексей Николов

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner