Другая сторона истории с убитым саудовским журналистом

Про сгинувшего в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле журналиста Джамала Хашукджи (его называют также Хашогги, что не вполне правильно, как утверждают арабы) нынче говорят все. Что, в общем, довольно естественно, потому что история получилась сильно некрасивая.

Саудитов, конечно, сильно подвело то обстоятельство, что Хашукджи в последнее время работал на Washington Post. Если бы эта газета не подняла скандал в связи с предполагаемым похищением и убийством своего журналиста, то это был бы для неё вечный и несмываемый позор. Так что выбора у нее не было. А поскольку история выглядела совершенно чудовищно и скандал начал развиваться огромный, то и у остальных СМИ выбора не осталось — если ты не можешь проигнорировать чужую сенсацию, то попробуй сделать её своей сенсацией; правило давно и хорошо известно. Вот так и получилось, что долго и тщательно выстраиваемая политика ведущих СМИ по освещению Саудовской Аравии в стилистике покойника («или хорошо, или ничего»), вдруг разом развалилась. 

Чему, конечно, очень способствовало и большое рвение, проявленное турецкими спецслужбами в расследовании этого дела (они-таки умеют расследовать, когда дана команда делать это всерьез). Турки быстро нашли и, вопреки обычаю, выдали в массы совершенно ошеломительные подробности и улики.

За всем этим ураганом остается совершенно нетронутым вопрос: а кем, собственно, был Хашукджи? 

Задавать этот вопрос вроде как неприлично, когда говоришь о человеке, убитом без суда, и притом, судя по всему, довольно жестоким способом. Поэтому всеми без сомнений принимается определение «оппозиционный журналист». Из чего неизбежно следует вывод: именно за оппозиционность и критику его и убил правящий режим.

Ну, а мы все-таки давайте этот вопрос зададим и посмотрим на биографию покойного колумниста «Вапшингтон Пост». И с удивлением увидим, что она крайне мало напоминает биографию оппозиционного журналиста. Для начала, Хашукджи в свое время был членом «братьев-мусульман», близко знал Усаму Бен-Ладена и активно поддерживал идею установления «мусульманского мира».

Позже, как утверждают, он отказался от наиболее экстремистских идей. Вполне возможно, что так — однако оппозиционером он при этом точно не стал. Напротив, верно служил принцу Турки аль-Фейсалу (главе службы безопасности королевства), его брату, принцу Халиду аль-Фейсалу, а позже — принцу Аль-Валиду бен Талалу. В принадлежащей принцу Халиду газете «Аль-Ватан» Хашукджи работал долгое время главным редактором.

Никаким оппозиционером он, конечно, не был. Изредка позволял себе напечатать в газете чью-нибудь (не свою!) статью, содержащую предельно мягкую критику властей — конечно, с разрешения владельца газеты. Которому, собственно, эта газета и нужна была для того, чтобы поддерживать свои позиции в вечных придворных интригах. Но в итоге верх взяла другая группа — и Хашукджи вдруг из «своего» оказался «чужим».

Поступив работать в «Вашингтон Пост», он вел себя абсолютно лояльно к правящей семье — ни разу не написал ни о варварских бомбежках Йемена, ни о законах против геев (а за это в Саудовской Аравии, между прочим, можно лишиться жизни), ни о других не самых светлых сторонах королевства.

За что же его тогда убили? Ну, точно я не знаю, конечно, но могу предположить. Судя по всему, имела место типичная дворцовая интрига, в которой  Хашукджи оказался человеком из чужого лагеря. То есть били по нему, а целили при этом в некоторых принцев.

Некоторое время назад в газете «Оказ», выходящей в Джидде, появилась статья, в которой говорилось, что Хашукджи встречался в Нью-Йорке с эмиром Катара (даже назывался отель — «Four seasons»). А катарцы сегодня для саудитов — враги почище даже Ирана. Иначе говоря, был опубликован донос.

И на несчастного Хашукджи была объявлена охота. Уверен, что его собирались не убивать на месте (для этого не нужно посылать в Стамбул спецбригаду в 15 человек), а хотели вывезти в Эр-Рияд для дальнейших следственных действий, долгих и с особым пристрастием. Но, предполагаю,  напортачили исполнители, и все пошло не по плану. То ли он начал непредсказуемо сопротивляться, то ли оскорбил чью-то маму и вызвал ответную бурную реакцию — вероятно, мы никогда не узнаем правды. 

По крайней мере, Джамал Хашукджи обрел мировую славу, о чем мечтает всякий журналист, и уже после смерти наконец исполнил свой профессиональный долг — благодаря ему про Саудовскую Аравию теперь начали писать критические статьи те газеты, которые всегда, даже после 11 сентября, исключительно прославляли мудрое руководство самой нефтенесущей страны в мире.

В любом случае — пусть покоится с миром.

 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.