Вокруг каких смертей объединяется нация?

Заранее предупреждаю, что кому-то этот пост может показаться несколько циничным. Этих граждан прошу не утруждать себя попусту негодующими комментами; не нравится — не читайте.

Вот о чем я тут задумался на досуге (или, точнее, во время очередного перелета). В любой нации есть (вернее, должны быть) личности, к которым в массе своей одинаково относятся все — без различия пола, возраста, а также образования и социального положения. То есть: токари, брокеры, фермеры, манагеры, врачи, дезигнеры, пауперы, миллиардеры...

Не обязательно, чтобы все эти люди таких персонажей одинаково и непрерывно любили и почитали — но когда такой персонаж умирает, то это всеми, кроме совсем уж маргиналов, воспринимается как не просто потеря, а почти личное горе. Такие смерти относятся к числу тех очень редких моментов, когда мы чувствуем себя одной нацией. 

Пожалуй, последней смертью из этого ряда в России была смерть Высоцкого. Которого, возможно, многие поостерегутся называть «великим» — но который, тем не менее, был уникально «своим» для неимоверно разных разных людей. 

Лично я впервые по-настоящему ощутил смысл слов «ушла эпоха» в тот день, когда умер Святослав Рихтер. Я тогда поехал ночью на Бронную, положил цветы к его дому. Помню, как всю дорогу туда и обратно слушал в машине великую запись «Хорошо темперированного клавира» (переписанную, как сейчас помню, на кассету с двух виниловых дисков «Мелодии») и испытывал странное, не знакомое до того чувство — что с этого момента жизнь переменилась безвозвратно. Не моя личная жизнь, а жизнь вообще. Вот была одна жизнь, в которой рядом с тобой жил гений, и ты его даже иногда видел живьем, и даже слушал живьем. А теперь будет какая-то другая, в которой Рихтера не будет. Но это было мое личное переживание.

Как и недавние смерти Кобзона, или Караченцова — просто примеры свежие; а можно назвать десятки и сотни других имен. Печально, что умер Караченцов? Конечно же, да. Стала она для меня личной трагедией? Конечно, нет. Не объединили нацию смерти Ростроповича, Солженицына, Плисецкой...

Есть только один человек, которому — еще раз предупреждаю, что этот пост не всем понравится — жить осталось, увы, не очень долго. И смерть которого станет личной трагедией (как минимум — драмой) практически для всех жителей моей страны, а также для очень многих ее бывших жителей. Это Михаил Жванецкий.

Кстати, его смерть станет в определенном смысле лакмусовой бумажкой. Предсказываю, что непременно найдутся люди, которым не хватит чувства меры, достоинства и просто элементарного приличия, чтобы хоть в этот момент удержаться от обсуждения политики и преступлений кровавого режима. Впрочем... если ошибусь, буду только рад.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.