Categories:

О том, как один миллиардер как-то самоубился...

Смерть Джеффри Эпштейна удивительно быстро и дружно — для новости такого калибра — спустя полторы недели исчезла из всех мейнстримных новостей. 

Хотя, казалось бы, тут имелось замечательное, просто  идеальное  сочетание факторов, которые должны были обеспечить этой истории постоянное и долгое присутствие на первых полосах газет и стартовых страницах интернет-сайтов (хотя бы в виде т.н. «выносов» в несколько строк с продолжением на другой полоске, в середине). 

Тут тебе и секс, и звезды первой величины, и многочисленные обвинения — а главное, внезапная и странная смерть главного персонажа, который не дожил до начала судебного процесса, обещавшего скандальные разоблачения. Интересные картинки, вплоть до замечательной фотографии Билла Клинтона в женском облачении. Мечта любого автора детективов про «красивую жизнь», словом. А тут как-то быстро весь интерес вдруг угас.

Но вы, конечно, уже прочли длинное и прекрасно документированное расследование о жизни и деятельности Эпштейна в The New York Times, подготовленное десятью лауреатами Пулитцеровской премии (наиболее логичное предположение, учитывая, что главные события происходили в США)? Как, разве нет? 

Впрочем, этот материал мог ведь появиться и в другой американской газете, знаменитой своей храброй расследовательской журналистикой The Washington Post — как раз недавно Бернстайн, герой Уотергейта, высказывался о том, как важна роль независимой журналистики в обеспечении нормального демократического процесса и защите свободы от коварных фейковых новостей с Востока. Что, тоже нет? 

Говорите, за расследованием истории Эпштейна надо лезть в какой-то непонятный ресурс типа MintPress News и искать серию статей какой-то Уитни Уэбб? А объяснения того, что случайное самоубийство Эпштейна в такой ситуации вообще выглядит очень сомнительно, можно прочесть только в Consortiumnews у Джона Кириаку? Вот странно-то, да?

Тем не менее дело обстоит именно так. Пересказать вам всю историю Эпштейна и его веселых друзей из Mega Group и примкнувших к ним я не возьмусь — вам придется самим почитать довольно длинное расследование Уэбб. А вот статью Кириаку кратко изложу (дополнив результатами собственного небольшого расследования). Итак:

1. Джеффри Эпштейн был центральным персонажем — главным обвиняемым и одновременно потенциально главным свидетелем — в невероятно громком деле, где даже до начала процесса упоминались многие очень известные люди (и были основания полагать, что на суде вылезут и другие, как бы не еще более известные). Оно касалось секс-траффика, вовлечения в секс несовершеннолетних, и потенциально — сексуального насилия над ними; т.е.  преступления, которое в американском законодательстве относится к «тяжким» (felony). Сам Эпштейн также был очень известным человеком, и к тому же ранее он уже был осужден и отбыл наказание. Очевидно, что такой заключенный и подвергается повышенной опасности насилия со стороны других заключенных (отнюдь не только в России — в США точно так же), и может быть сам склонен к самоубийству. Но самое важное: ранее он уже предпринимал попытку самоубийства. При всех этих условиях его просто автоматически должны были в тюрьме поместить в suicide watch — особый режим наблюдения за склонными к самоубийству, при котором покончить с собой очень трудно (например, арестант не получает простыню и подушку, а спит на легко рвущейся бумажной подстилке). Но  режим suicide watch именно в данном случае почему-то использован не был. И никто не объяснил, почему именно.

2. Такого заключенного по правилам ни в коем случае не должны были оставить одного в камере. У него в камере обязательно должен был быть сосед, причем проверенный с точки зрения устойчивости психики и отсутствия склонности к насилию (а также связей с криминальными бандами). Эпштейна действительно перевели в двухместную камеру — т.е. требования регламента вроде выполнили. Но после этого соседа куда-то убрали. Эпштейн остался в камере один. Без свидетелей.

3. Из трёх охранников, обеспечивавших порядок в отсеке, где находилась камера Эпштейна, двое не прошли соответствующую подготовку и, строго говоря, вообще не должны были там находиться (говоря языком Богомолова, они были «прикомандированными»). 

4. Охранники должны были подходить к камере Эпштейна каждые 30 минут и проверять, все ли там в порядке. Но не делали этого — объяснив это впоследствии тем, что очень устали (что и неудивительно — они находились в состоянии переработки; для одного это вообще был пятый рабочий день подряд). Т.е. с ведома тюремного начальства постоянно возникали довольно длительные периоды, когда Эпштейн находился в камере без какого-либо наблюдения — один. Или, может быть, не один.

5. Пересыльная тюрьма, в которой содержался Эпштейн — Metropolitan Correctional Centre — это не какая-нибудь Бутырка с древними камерами, а очень современно выглядящее здание постройки 1975 года (кстати, первая настолько высокая — 12-этажная — тюрьма во всей стране), стоящее на Манхэттене, в самом центре Нью-Йорка, в двух шагах от Бруклинского моста. При этом Эпштейн содержался в специальном блоке усиленного режима

6. Вскрытие показало наличие у мертвеца двух сломанных костей в области горла. Подробности мне найти не удалось, но в одной публикации промелькнуло название hyoid. Это — не что иное, как os hyoideum, подъязычная кость. Есть в человеческом организме такая интересная кость, которая ни к чему не прикрепляется. Когда человек вешается, у него обычно повреждается позвоночник. Перелом подъязычной кости тоже случается, но в целом это — травма, более характерная для удушения человека кем-либо другим

...

Собственно, это всё, что я хотел вам рассказать. Подумал, что это может быть кому-то интересно.


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.