Categories:

Эффект Грабового-Костюченко

К 15-летию трагедии в Беслане предвидится появление очередной порции воспоминаний и размышлений. Думаю, должна отметиться новой публикацией и автор «Новой газеты» Елена Костюченко с любимой своей темой — «О матерях Беслана и преступном заговоре путинских силовиков». 

Получилось так, что материалы этой журналистки о Беслане отчасти повлияли и на мою жизнь. Правда, не совсем тем способом, который, возможно, предполагался при их написании и публикации. Если у меня за последние пятнадцать лет и возникали иногда мимолетные сомнения на тему того, правильную ли сторону я занимаю в профессии, то тут как раз появлялась очередная статья Костюченко — и прекрасно ставила мне мозги на место: смотри, вот с кем ты мог бы оказаться в одной компании, если бы сделал неверный выбор! В этом смысле я ей благодарен и даже, можно сказать, отчасти обязан. 

Как-то я задумался: с кем можно сравнить Елену Костюченко? И мне неожиданно вспомнился Григорий Грабовой — знатный аферист, который много чем отметился в веселые 1990-е и 2000-е годы (подробнее о нём можно почитать в Википедии, если интересно). Больше всего он запомнился тем, что предлагал людям воскрешать их умерших родных. 

Принципиальное (для меня) отличие Грабового от всех прочих бесчисленных мошенников и сумасшедших того периода заключалось в том, с каким невероятным цинизмом он бил в умело определённую им самую больную точку, какая только существует у любого из нас, лишающую нас способности мыслить разумно — невыносимую боль от потери близкого человека. 

Люди сначала несли ему деньги, а потом устраивали выступления в его защиту от «так называемых учёных» и требовали его освободить, как «жертву режима». 

Потому что он был единственным, кто им пообещал совершить чудо. Он точно знал, кому и когда это чудо надо обещать — людям, которые раздавлены горем и оттого беззащитны. 

Кстати, Грабовой и в истории с Бесланом отметился — там он тоже обещал родителям вернуть их погибших детей. Кажется, объяснив потом, что его не так поняли. Или что трюк не удался из-за того, что граждане проявили пагубное маловерие и усомнились в его таланте? Не оживил, в общем.

Для меня, с учетом присутствующей во мне изрядной доли осетинской крови, история Беслана, возможно, значит чуть больше, чем для многих других людей, которых она тоже не коснулась напрямую. Это – на всякий случай, для понимания.

Елена Костюченко, напротив, никого в Беслане оживлять не обещала. Кроме того, в отличие от Грабового, у которого жажда обожания со стороны окружающих отлично сочеталась с любовью к денежным знакам, она ни в чем таком вроде бы замечена не была; скорее, даже наоборот. 

Но зато этих двоих объединяет другое, главное: полное отсутствие каких-либо ограничений и моральных тормозов, когда речь идет о достижении поставленных целей. 

Цели Грабового, как я их вижу, описаны выше: зарабатывать много денег и быть объектом поклонения. Наверное, у него можно найти признаки акцентуации личности, однако он вовсе не кажется мне сумасшедшим.

Костюченко, на мой взгляд, в гораздо меньшей степени двигает жажда признания, а уж стремления к наживе у неё точно нет. Она — типичный фанатик, всеми поступками которого управляет, говоря языком психиатров, существующая в её сознании «сверхценная идея». В защиту такого человека обычно говорят, что он действует бескорыстно, исключительно во имя своих убеждений. И это вполне может быть правдой; просто надо отдавать себе отчет в том, что общепринятые нравственные ограничения у такого человека отсутствуют. 

В голове Елены Костюченко существует ясная модель: в гибели осетинских детей виноват Путин, который, лично или через своих палачей, отдал приказ обстреливать школу, в чем не было никакой необходимости; да и сам теракт в Беслане тем или иным образом организовали чекисты. Все, кто в этой модели сомневается — или наивные глупцы, жертвы путинской пропаганды, или сами путинские прислужники.

Большая часть родственников убитых детей (а также и убитых взрослых, которые в Беслане тоже были, напомню) в результате с Костюченко отказались иметь дело. Ей остались верны только женщины из организации «Голос Беслана» во главе с Эллой Кесаевой, у которой в захваченной школе была дочь (выжила, но получила ранения) и двое племянников (оба погибли). Эта несчастная женщина оказалась, как ни дико это звучит, дважды жертвой. Сначала на её родных напали дикие фанатики-террористы, готовые ради высокой идеи убивать детей. А потом ей не позволили вернуться к нормальной жизни, насколько это было возможно, другие фанатики. 

Григорий Грабовой приходил к потрясенным горем людям и садистски использовал их горе в своих целях, рассказывая, что может сотворить чудо и вернуть им умерших. Елена Костюченко пришла к потрясенным горем людям и в течение многих лет садистски использует их в своих целях, расковыривая их страшную рану (не дай бог — зарастёт и покроется хоть какой-то корочкой! не дай бог — боль хоть немного утихнет!) и внушая им, что их единственная миссия на остаток жизни — раскрыть ту высшую правду о смерти их близких, которую от них скрывают все вокруг.

Бессмысленно рассказывать Грабовому и Костюченко, что существуют границы, переходить которые просто нельзя. Что значит — нельзя? Это кому – нельзя? Это мне – нельзя? Да вы просто не понимаете, кому вы это говорите! 

А если я — автор уникального «кристаллического модуля», снижающего силу ядерного взрыва, доктор наук и академик разных академий, если я силой мысли удержал на орбите два спутника, которые должны были упасть на Землю, если я способен воскрешать мертвых и являюсь новым воплощением Христа? 

А если я — бесстрашный борец за правду, если цель моя самая преблагородная, если я точно знаю, что все вокруг – агенты преступного режима, что все врут и подличают, и только мне, а также, так и быть, еще узкому кругу единомышленников, страшно далеких от народа (люди знающие прочли тут цитату, конечно) ведома истина, по сравнению с которой всё прочее — тлен и ничтожество? 

Нет, ну, для граждан такого масштаба, конечно, есть иной нравственный закон, отличный от того, что существует для людишек подлых...

В общем, ждем новых публикаций Елены Костюченко. А то, действительно, вдруг кто-то из родных попробует преодолеть психическую травму и какую-никакую нормальную жизнь построить...  это ж какую услугу он тем самым окажет проклятому Путину...

Грабовой вот, слава богу, утих. Впрочем, в прошлом году он добился-таки, впервые за всё время своей деятельности, некоторого успеха. Правда, не в воскрешении, но все же в области, отчасти с этой темой связанной – а именно, в области реабилитации.

Вы, возможно, пропустили это событие, но самый гуманный в мире ЕСПЧ в прошлом году вынес решение, в соответствии с которым Григория Грабового в варварской России осудили за его деятельность по воскрешению и прочим платным услугам населению незаконно. Так что теперь он не только свободный человек, но даже и официально никогда не судимый. И имеет, так надо понимать, полное право возобновить свою садистскую чудотворческую деятельность. И тогда мы о нем непременно еще услышим. Но, наверное, это случится еще нескоро.

А вот новые разоблачения от Елены Костюченко, полагаю, мы прочтем уже в ближайшие дни.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.