a_nikolov

Categories:

На смерть Владимира Буковского

Вот широкая публика и вспомнила о Буковском. Заодно часть молодых людей узнала, что таковой вообще существует (и тут же забыла), а наиболее образованная часть молодых людей узнала, что Владимир Буковский и Чарльз Буковски — не одно и то же лицо. 

Представители поколений, живо помнящих 70-е, порадовали своих детей и внуков стишком из времен своей молодости, написанным по поводу обмена заключенного Буковского на заключенного Корвалана — лидера чилийских коммунистов:

На Луиса Корвалана 

Поменяли хулигана.

На какую ж тогда блядь

Будам Брежнева менять?

Детям стишок понравился, они даже увидели в отцах и дедах что-то человеческое. Всё польза.

Как водится, разные люди бросились писать воспоминания, в которых покойный предстает в самых диковинных образах — от законченного мерзавца и совратителя детей до беззаветного борца за справедливость. И то, и другое — неправда.

Владимир Буковский был диссидентом — и больше, в общем, никем. Диссидентом в точном, совершенно не политизированном смысле этого слова — просто человеком, которого с души воротило от самой мысли, что можно с кем-то петь хором или идти строем. Совершенно вне зависимости от политического строя, что бы ни говорил и ни думал об этом он сам.

Мало кто сегодня вспомнил, что Буковский, уже живя в Британии, призывал к роспуску Евросоюза. И уже совсем никто не вспомнил, что он ещё и возглавлял движение против обязательной оплаты лицензионного взноса компании ВВС. Закон-то, что и говорить, действительно изрядно антидемократический — но почему именно эта несправедливость из всех существующих как в мире, так и в Соединенном Королевстве, так взволновала русского эмигранта с неважным английским, который и телевизор-то не очень смотрел и мог просто потребовать срубить ему антенну и официально отказаться платить взнос?

А просто он был диссидентом. И даже коллекционирование детской порнографии — дело, конечно, малопочтенное, очень мягко выражаясь — возникло у него, как мне почему-то кажется, как некое ответвление всё той же потребности жить «не как все». Во всяком случае, он с большим темпераментом и даже гневом защищал своё право коллекционировать детское порно, привычно обвиняя власти (уже британские — не советские и не российские) в тирании и подавлении свободы.

 По крайней мере, британское правосудие процедурно повело себя гуманнее, чем советское: обвинение с него не сняли, но в связи с ухудшением состояния здоровья следственные действия приостановили. А теперь и вовсе дело закроют. Умер он в итоге не только свободным человеком, но и будучи официально невиновным. Раз приговора суда нет — значит, невиновен. Впрочем, это всё и раньше мало кого волновало, а теперь и вовсе не будет волновать никого.

Широкая публика вспомнила о Буковском. Но это было в последний раз. От него по большому счету не осталось, как теперь выясняется, ничего, кроме вечного «нет». И теперь оно уже никому не интересно. 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.