a_nikolov

Categories:

Ну надо же... а ведь может и не выйти у Блумберга его фокус!

Честно признаюсь: как только Майкл Блумберг объявил, что будет баллотироваться в президенты, я немедленно предсказал, что именно его и сделают кандидатом от демократов. А уж после того, как Байден, ранее назначенный главной надеждой партии, стал позорно проваливать праймериз в одном штате за другим, у меня исчезли последние сомнения, и я даже предлагал желающим поспорить на довольно большую сумму. Теперь рад, что никто моё предложение тогда не принял.

Логика у меня была простая: люди, которые в партии определяют политику, ясно всем дали понять, что для них задача не пустить  Сандерса на выборы стояла и стоит на первом месте. Я имею в виду — на самом первом месте;  им это даже важнее, чем выиграть у республиканцев, что стало очевидным ещё в 2016 году. Характерно, что реакция партии на появившиеся после тех фокусов-кокусов совершенно скандальные разоблачения способов (не просто неприличных, а незаконных, на грани уголовки), которые использовались руководством, чтобы похоронить соперника Хиллари, была не то что не очень серьёзной, а почти комической. Принесли в итоге ритуальную жертву в виде Дебби Вассерман-Шульц, да и ту скормили общественному мнению сгоряча, о чём потом пожалели. 

Ладно, положим, тогда премудрые политологи сами себя убедили, что Трамп не может победить в принципе, так что любой кандидат, выдвинутый от демократов, автоматически становился президентом — Хиллари, Сандерс, МакКейн, кобель рябый... Кобеля рябого в роли лидера нации они бы, может, ещё приняли — но не Сандерса же!

Но к 2020-му году стратеги демократов уже точно те уроки выучили — и сейчас прекрасно понимают (какие бы речи не произносились при этом для наивной публики), что Трамп имеет очень даже серьезные шансы остаться на второй срок. Приоритеты демократов в политике от этого ничуть не поменялись. По-прежнему выставить от партии Сандерса, несмотря на то, что именно у него самые реальные шансы побить Трампа и стать президентом США (или, вернее, именно поэтому) для них — вариант исключённый, с которым они будут бороться столько, сколько смогут. Оттого и идут на любые, самые рискованные маневры, в которых им видится шанс похоронить Берни. Включая самоубийственную аферу с импичментом, которая (если вдруг кто не в курсе дела) направлена была вовсе не против Трампа. Спектакль с импичментом демократы разыгрывали в основном с расчётом на то, чтобы затянуть слушания в сенате и заставить сенатора Сандерса сидеть там в то время, когда будут идти праймериз. Заодно и сенатора Уоррен, хоть от неё опасности куда меньше, планировалось нейтрализовать тем же способом. Трамп же в этих расчётах вообще играл роль второстепенную — так, нервы потрепать; шансов выгнать его с поста не было никаких, это все знали с самого начала. 

То, что получилось в результате этих тонких стратегических расчётов у лидера фракции демократов в конгрессе (и заодно спикера палаты) Нэнси Пелоси, можно прямо брать и помещать в учебник политологии, в качестве примера из жизни, в главу «Опасности геронтократии». Разместив эту историю непосредственно вслед за примерами столь же мудрых решений политбюро ЦК КПСС во главе с товарищем Брежневым.

Словом, мне казалось, что выбора особого у демократов просто нет — не опереточного же Буттиджича им было выставлять против Трампа! Это уж как-то совсем смахивало бы на капитуляцию до начала сражения. Так что только Блумберг им и оставался, объявивший громогласно, что готов на саморекламу потратить миллиард из собственных денег.

Песнопения Сандерса и  других граждан на мотив «пусть миллиардер не думает, что в этой стране можно купить должность президента за деньги» меня при этом совершенно не впечатляли. А почему, собственно, он не должен так думать, если в США именно деньгами популярность человека и измеряется? Поймите правильно: это вовсе не критика. Каждая страна имеет свои национальные особенности, и мы их должны воспринимать как данность.

В  смысле отношения к деньгам Америка — страна со специфическим менталитетом. Если в какой-нибудь Швеции некий мистер Юханссон скажет в незнакомой компании (ну, условно, своим случайным партнерам по гольфу), что он «стоит 10 миллионов крон», это вызовет у людей как минимум недоумение, а скорее —  отторжение. Играть в гольф ему придётся в одиночестве.

Во-первых, демонстрировать своё богатство, да ещё в беседе со случайными знакомыми, там считается неуместным. Во-вторых, такую формулировку («я стою десять миллионов») сочтут и вовсе неприличной. А вот в США это — вполне принятый способ изъясняться.

Точно так же в какой-нибудь Испании кандидату не придёт в голову атаковать своего соперника на выборах с использованием формулировок типа «у меня в предвыборном фонде сто миллионов евро — на что вы вообще рассчитываете с вашими жалкими двадцатью миллионами?». Скорее, такой фразой политик себя утопит. А в США именно этот показатель все только и обсуждают непрерывно, когда сравнивают шансы кандидатов быть избранными — у кого сколько денег собрано на пропаганду; подразумевается, что доллары, потраченные на обработку избирателей, автоматически превратятся в их голоса. Мысль о том, что это вообще-то звучит несколько оскорбительно по отношению к избирателям, никому даже в голову не приходит. Повторяю: это — не критика, у всех свои тараканы (включая Россию).

Вот на этих своих знаниях и представлениях об Америке, приобретенных за много лет, я и основывался, когда считал Блумберга фаворитом. 

Но сегодня, после вчерашних дебатов в Техасе, я уже не готов поставить   деньги на его победу. Да, это был его первый выход на дебаты — сейчас он будет работать над ошибками. Да, конечно, он пока потратил меньше половины от обещанной круглой суммы — главная информационная атака на избирателя ещё впереди. 

Но новичку начинать с поражения — это очень плохо, потому что это задаёт тон всему восприятию. Вот с Буттиджичем, наоборот, всё сделали правильно: максимум усилий и средств были брошены на Нью-Джерси, т.е. дебют. И сейчас уровень его известности и репутация намного превосходят его реальный вес, так что некоторые даже умудряются всерьёз рассуждать о его шансах получить номинацию. 

Блумберг при первом же своём появлении пропустил серьёзные удары и от Сандерса, и особенно — от упомянутой выше Уоррен, которая прекрасно поняла смысл маневра руководства партии (даром, что не удавшегося) и разозлилась не на шутку. Так что  теперь взывать к её партийной дисциплине и пролетарской сознательности — дело пустое. Об этом ещё Островский говорил устами Глумова, если помните: «Всё было бы так удачно, если бы не обиженная женщина...». А уж если эта женщина — ещё и обиженный сенатор... или теперь правильно говорить «сенаторка»? Ну, в общем, вот это вот.  

Словом, если кто-то вдруг сейчас вспомнил, что я неделю назад предлагал делать ставки, прошу этого человека не волноваться попусту: моё предложение более не действует. Я по-прежнему считаю, что у Блумберга есть немалый шанс вырулить в кандидаты от демократов. Но оказалось, что есть и реальный шанс не вырулить. В такой ситуации деньги ставят только люди азартные, руководствующиеся известным девизом старой Хитровки: как бы на грош пятаков набрать. Это не про меня.

Мне-то всё равно, кого американцы выберут президентом. Но как зрителю мне, конечно, было бы интересно посмотреть, что случится, если Блумберг начнёт и дальше проигрывать праймериз в штатах, несмотря на вваливаемые в рекламу сотни миллионов. Руководители партии тупо останутся с ним до конца? Начнут с отчаяния тащить в кандидаты Буттиджича? Срочно переориентируются на Клобучар? Призовут реанимационную бригаду для возвращения к жизни Байдена? Посыплют голову пеплом и явятся в ветхом рубище к Уоррен на переговоры? Или переломят самих себя через колено и всё-таки пойдут на запоздалый союз с Сандерсом (который в этой ситуации может себя повести очень по-разному)?

Поп-корном запасаться не стану — не ем я эту дрянь. А вот виски хороший уже начал готовить. Зрелище предстоит долгое и занимательное, а удовольствие должно быть полным.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.