a_nikolov

Category:

Регулировать обычно приходится того, кто оказался не способен отрегулировать себя сам

Заявление Минюста о намерении лишить выдающегося адвоката Эльмана Пашаева адвокатского статуса выглядит беспрецедентным. Не утверждаю, что таких прецедентов не было вообще. Но для наблюдателей со стороны, не входящих в профессиональное сообщество, это решение выглядит  именно так — как беспрецедентное. И, кажется, даже наименее вменяемые (или наиболее маловменяемые :)) представители либерального лагеря никаких обвинений против проклятого режима на сей раз не выдвигали (или выдвигали так тихо, что мне эти обвинения на глаза не попались ни разу). То есть можно считать, наверное, что тут имел место тот самый, крайне нечасто встречающийся нынче, случай, когда общество в целом согласилось со справедливостью решения федерального органа исполнительной власти.

Это радует. Жаль только, что это решение в принципе пришлось принимать представителям государственной власти. Потому что в норме такой «аблакат — нанятая совесть» Эльман Пашаев должен был быть давно выброшен из профессионального сообщества своими коллегами. Тем самым адвокатским сообществом, про важнейшую роль и принципиальнейшую позицию которого так любит вспоминать в своих обличительных правозащитных речах, например, Генри Резник.

Вся судебная система, так или иначе, функционирует на основе прецедентов — даже если после этой фразы сейчас сюда набегут юристы с криками «В России континентальное, а не прецедентное право!» (в моей профессиональной жизни они обычно набегают :)), это всё равно так в реальности. Именуются они, конечно, иначе — примерами, установленными правоприменительной практикой (т.е. предыдущими решениями судов по похожим делам) и судебной практикой (определяемой Верховным судом). Что, прямо скажем, почти одно и то же. Это касается непосредственно деятельности суда, а уж окружающей его биосферы — тем более. Что позволено один раз, считается позволенным перманентно.

История чудовищного Пашаева, конечно, имеет свои особенности (в частности, было бы крайне интересно узнать всё-таки имя того человека, который привел его к Ефремову; и не входит ли, часом, этот добрый человек в круг тех «страшных людей», с которыми свободолюбивый артист много общался в последнее время и о которых с явным испугом упоминала жена артиста?). Но есть и закономерность.

Предлагаю вспомнить дело «Пусси райот». Роль защитников в вынесении там обвинительных приговоров с тюремными сроками, кажется, уже не вызывает сомнений. В этой связи многие вспоминали мой любимый  рассказ Аверченко (поправка: на самом деле деле это Тэффи; спасибо hippopotam_beg ) «Модный адвокат» (если вдруг кто не читал — прочтите непременно; получите колоссальное удовольствие, а завершающую фразу «Кошмар российской действительности!» будете часто вспоминать и цитировать). 

Мне удалось получить по поводу работы адвоката Марка Фейгина в том процессе независимое заключение (неофициальное, конечно). По делам службы довелось общаться с американским адвокатом очень высокого уровня — имеющим право выступать перед Верховным судом США. Я рассказал ему вкратце историю того, как Фейгин вёл дело своих клиенток. На том месте, когда я упомянул про фразу адвоката, обращённую к судье («Это не суд, а судилище!») Гэри воскликнул: «Не может быть!». Я уверил его, что может, и спросил, что бы в такой ситуации (адвокат целенаправленно оскорбляет суд, в результате чего его клиент проигрывает дело) произошло в США. И получил немедленный ответ: «He would have been disbarred, probably for life». 

С чем, я думаю, большинство разумных людей, независимо от политических взглядов, согласится. Фейгин должен был быть изгнан из профессии в 2013 году — немедленно после того, как в качестве адвоката Толоконниковой и Алёхиной сделал всё, чтобы их посадили на 2 года (Самуцевич, напомню, хватило ума от его услуг вовремя отказаться — и она получила условный срок). 

Но позвольте! Как же может адвокатское сообщество изгнать из своих рядов человека, который защищает наших ребят, и вообще он наш парень? Что значат нарушения адвокатское этики, типа действий во вред своему клиенту и прочей ерунды, по сравнению с высшими интересами!?

Фейгина, напомню, адвокатская палата Москвы лишила-таки статуса адвоката — но только пять лет спустя и совсем по другой причине; и, главное, после того, как он совершенно потерял ориентиры и начал кусать своих (Илью Новикова, например). 

Что ж, ребята, если среди водителей находятся такие сильно умные, кто пробку объезжает по встречной полосе и сам не способен понять, что так поступать нельзя, то приходится ставить камеры и за «встречку» лишать прав. И — вы не поверите (это я к тем, кто не ездит сам за рулем), насколько сильно изменились в этом смысле нравы на дороге за последние годы! 

Вот и с адвокатами та же история. Сами не хотите регулировать процесс, до последней возможности стоите на идейной платформе «своих не отдаём» (даже если этот свой — позор и полное посмешище в профессиональном отношении)? Ну, тогда Минюст вынужден вмешаться и от имени государства защитить права граждан. В частности, гражданина М.О. Ефремова, пострадавшего от недобросовестного аблаката


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.