a_nikolov

Categories:

Не все жизни одинаковы

Кажется, впервые в этой рубрике будет пример про развивающуюся (при всей условности термина) страну, где трагедия с жертвами не осталась незамеченной — наоборот, стала предметом внимания в мире.

Я про Мексику, где обрушился метромост. Те российские и мировые СМИ, которые я успевал просматривать за последние часы, сначала дружно дали это событие в новостях, а потом помещали обновления с новыми данными по жертвам. Последнее, что я увидел — 23.  

Почему именно эта трагедия в Мексике оказалась настолько важнее всех трагедий, постоянно случающихся в странах Африки или Азии, со сравнимым или даже гораздо большим числом жертв, которые почти никто не замечает?

У меня есть по этому поводу два предположения, причем одно не исключает другого — вполне возможно, что тут имеют место оба фактора.

Первое — это сам характер происшествия. Для населения условных «развитых стран» землетрясение, наводнение, цунами не выглядят реальной опасностью (кроме Японии и Южной Кореи — но их национальные СМИ практически никто за пределами этих стран не воспринимает). Даже теракты, которые вполне актуальны для «золотого миллиарда», выглядят в глазах рядового потребителя не только гораздо менее вероятными, но и «другими». Американец, француз, россиянин, бельгиец понимают теракт как нападение сумасшедшего с ножом, в худшем случае — нападение с автоматом или взрыв подложенной бомбы. 

 Никто не допускает возможности того, что в их город вдруг войдет отряд террористов и захватит массу людей в заложники или просто начнет их расстреливать. 

Жители Буденновска или Владикавказа, возможно, воспринимают это по-другому, но их мало кто будет слушать. 

Крушение метромоста — другое дело. Прочитав эту новость, житель европейского или американского города сразу подсознательно вспоминает метромост, который стоит у него в городе — возможно, он по нему даже ездит каждый день. Это — уже опасность, которую реально можно примерить на себя. Поэтому интерес к ней совсем иной.

Вторая причина — та, что катастрофа произошла по соседству со страной, реакция которой в значительной степени определяет важность тех или  иных событий для мира, т.е. США. В соответствии с известной формулой ван Гиннекена, с точки зрения значения для публики одна смерть в соседней стране равна десяти смертям в стране, находящейся где-то далеко. Катастрофа в Мексике гораздо сильнее, чем смерти в каком-нибудь Мали или Ираке, задевает чувства американцев — следовательно, и остального мира.

Применимость этой теории к данному случаю могла бы стать предметом  изучения для исследователя медиа-потребления — он мог бы проследить, как эта новость распространялась по мировому информационному пространству, кто был источником прямого или непрямого цитирования. Я лишь могу предположить, что большую роль здесь сыграла ленточка AP (Associated Press) и картинка от APTN.


 

 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.