a_nikolov

Categories:

Три года как человека убили. Можно поинтересоваться, как идет следствие?

В уходящем от нас месяце июле за прочими событиями потерялась одна дата. Причем совершенно потерялась — ни в одном СМИ ни слова. За юбилей, правда, эта дата не считается, если по-честному; юбилей — это когда делится хотя бы на пять. А тут прошло всего три года. 

И если бы речь шла о какой-нибудь рядовой смерти, то претензии по этому поводу выглядели бы демагогией с неуместным нагнетанием страстей. Да мало ли в мире загадочных смертей-«висяков»... 

Однако же эта смерть ну никак не может считаться рядовой. То есть покойная, правда, была человеком совершенно незаметным, и про её существование широкие массы впервые узнали только после ей кончины. Но зато тогда уж узнали — так узнали! Практически не было в мире человека, который бы про эту смерть не слышал в июле 2018 года! 

Речь идёт, как кто-то уже догадался, возможно, про Дон Стёрджесс — ту несчастную жительницу города Эймсбери, которой её сожитель Чарльз Роули принёс в подарок столь неудачно найденный им флакончик с надписью Nina Ricci. Дон побрызгала на себе содержимым флакончика, почувствовала себя плохо и вскоре умерла. 

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй тут же вполне официально сообщила общественности, что Стёрджесс погибла в результате отравления ядом «Новичок», оставшимся от спецоперации русских спецслужб по отравлению Сергея и Юлии Скрипалей. Эта версия с тех пор является для британского правительства официальной. 

Про Скрипалей сейчас говорить не будем — это отдельная (и тоже очень интересная) история. Следствие по этому делу, как нас уверяют, продолжается, но про результаты нам ничего не говорят. Ну, это понятно: секретность же! Полиция сама знает, что и когда нам рассказать. 

Однако смерть Дон Стёрджесс — это совершенно другая история. Во-первых, это — вообще единственная смерть во всей этой истории (Скрипалям, как выяснилось, самый страшный яд в истории человечества оказался нипочем). Убит человек — это более чем серьёзно, и по этому поводу общество хочет получить хоть какие-то ответы. Во-вторых, следствие по этому поводу поручили не полиции, а коронерской службе. Точнее, не следствие (inquiry), а коронерское дознание (inquest). 

А коронер интересен тем, что а) подчиняется не правительству, а местной власти, б) не имеет права (в отличие от полиции) засекречивать результаты своего дознания, в) должен представить общественности результаты дознания в строго определенный срок: три месяца. Ну, если не уложился, то может попросить продлить ещё на столько же.

Мне, конечно, очень хочется посмотреть результаты расследования предполагаемого покушения на Скрипалей. Но результатов коронерского дознания я ожидаю с ещё большим нетерпением. Потому что упомянутая выше официальная версия смерти Дон Стёрджесс — это какое-то невероятное пиршества абсурда и издевательства над элементарным здравым смыслом.

В тот самый момент, когда г-жа Мэй объяснила причину смерти Дон, все, кто хоть немного следил за этой историей, немедленно стали спрашивать: Позвольте, да как же этот пузырёк оказался мирно лежащим в мусорном баке в городе Эймсбери в июле, если:

—  предполагаемое отравление было совершено совсем в другом городе — Солсбери, находящемся оттуда примерно в 12-ти километрах?

— каждый шаг предполагаемых отравителей, с момента их отъезда из Лондона и до момента возвращения в Лондон из Солсбери, отслежен в этот день до секунды, и ни к какому Эймсбери они даже близко не подходили?

—  со времени визита Петрова и Боширова в Солсбери до находки в Эймсбери прошло добрых четыре месяца, и получается, что все это время мусорные баки в парке никто не очищал?

А также: 

— как этот пузырек мог оказаться запечатан в вакуумную упаковку, если отравители предварительно использовали его для нанесения отравы на ручку двери дома Скрипаля? У них был с собой в рюкзаке аппарат-вакууматор?

— если отравители не додумались или не сумели унести с собой неиспользованную отраву, почему они додумались и сумели унести костюмы химзащиты, перчатки и маски, без которых нанести отраву на ручку двери и не отравиться самим было невозможно?

...

И так далее. И так далее.

Вот на сколько невероятно интересных вопросов должно было нам ответить коронерское дознание. Но — не ответило. Потому что предусмотренный законом PIR — Pre-Inquest Review — который, напомню еще раз, коронер по закону обязан представить публике, каким-то загадочным образом так и не был этой публике предъявлен. Ни через три месяца. Ни через год. Ни через три года. И это, что ни говори, есть большая загадка.

То есть я в целом-то не сомневаюсь, конечно, что Великобритания — это страна, где закон суров, незыблем и совершенно независим от политической конъюнктуры. Но всё же хотелось бы узнать: а когда коронер ну хоть что-нибудь нам расскажет о результатах своего дознания?

Мне особенно хочется узнать тот секретный способ, которым пузырек перескочил эти 12 километров, запрыгнул в мусорный бак и сначала на целых четыре месяца сделался невидимым, а потом, завидев Чарльза Роули, сделался видимым.

Ну, видать, коронер ещё не решил эту загадку. Но я не сомневаюсь, что он (вернее, она) над ней бьётся день и ночь, и как только разгадает, так сразу нам и расскажет. А если вдруг забудет, то её сурово поправят. Не может же правительство Её Величества столь грубо и откровенно нарушать закон и держать своих подданных за идиотов, ведь правда же?

Ну, и под конец — уж совсем праздный вопрос: а как это так получилось, что ни одно британское СМИ принципиально не задаёт все эти вопросы? Вот же был удобный, как в наших кругах выражаются, информационный повод: исполнилось ровно три года со дня смерти Дон Стёрджесс. Как вы думаете, хоть в одной совершенно независимой британской газете появилось по этому поводу что-нибудь? А на каком-нибудь совершенно независимом британском телеканале?

Хе-хе-хе...

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.