Алексей Николов (a_nikolov) wrote,
Алексей Николов
a_nikolov

Categories:

История с Адагамовым и интервью Татьяны Дельсаль RT - продолжение

     Маленькое предисловие. Ира Галушко, которая беседовала с Татьяной Дельсаль - это корреспондент, что называется, не из последних. Насколько помню, она освещала одних только боевых действий целую кучу - в Афганистане, Сирии, Ливии... все даже с ходу не вспомню. Так что понятие о профессии она имеет весьма основательное - и думаю, что у нее за плечами вообще журналистских достижений побольше, чем у демагога Дмитрия Губина, который с раздутыми от ощущения своего миссионерства щеками поучал ее, какие вопросы надо было задать Дельсаль.
     Могу лишь повторить то, что я постоянно говорю своим студентам: демагога победить на короткой дистанции невозможно - он всегда имеет стартовое преимущество перед приличным человеком. Но бороться все равно надо, и всегда только одним способом: говорить правду. И постепенно люди начнут слышать эту правду. Предисловие окончено, дальше читайте и делайте выводы сами.



Оригинал взят у m_simonyanв Чего не сделаешь ради справедливости…

Интервью с Татьяной Дельсаль: вопросы и ответы (Дмитрию Губину, и не только ему)
by Irina Galushko on Friday, January 11, 2013 at 5:52pm ·

"итак, я пожалуй, напишу подробно -- что сказала Татьяна Дельсаль, какие вопросы я ей задавала, и какие впечатления у меня после этого интервью.

Возьмём, к примеру, вопросы Дмитрия Губина (ВСЕ из которых я задала, и на все из которых она ответила -- интервью длилось, в общей сложности, час)

Я бы задал такие вопросы (пишет Губин):
- О ком идет речь? То есть конкретно - кто вам Адагамов и кто предполагаемая жертва? -- Татьяна отказалась даже указать национальность девушки, а уж тем более как-то определять личность потрепевшей. в Норвгии строжайшие законы в отношении сохранения тайны личности жертвы сексуального насилия. только врач, сама жертва, и те, кому жертва рассказала о прозошедшем, знают о факте насилия. если жертва не хочет, чтобы об этом узнали в полиции, то врач не имеет права обращаться в правоохранительные органы.

- Что произошло? -- представьте себе, что я начну требовать от Татьяны детали произошедшего. мол, расскажите, как ваш муж, в деталях, насиловал малолетнюю девочку.я считаю, что именно ЭТОТ вопрос и есть ковыряние грязного белья и копание в мерзотнейшем мусоре.

- От кого и при каких обстоятельствах вам стало о произошедшем известно? Татьяна: в Июне девушка сама встретилась со мной и всё рассказала (кажется, это есть в интервью, но Губин эту часть, почему-то, не заметил).

- Когда предполагаемое событие произошло? -- Татьяна: началось всё 15 лет назад (тоже есть в интервью. возникают вопросы к Губину -- а что именно из него он видел?), когджа жертве было 12 лет. Закончилось -- когда она достигла совершеннолетия (16ти лет, из чего лично я делаю вывод, что всё происходило в Норвегии). то есть, длилось 4 года.

- Менялось ли тогда поведение ребенка? Менялось ли поведение мужа? Если вы это заметили, то что предприняли? -- ребёнок НЕ ЕЁ ДОЧЬ. очень прошу обратить внимание на этот факт, как и на первый пункт в этом посте. поведение мужа не менялось, как сказала Татьяна. именно поэтому, когда она узнала о прозоршедшем, для неё это стало таким шоком.

- Были ли у вас с ребенком (в случае, если это ваша дочь) доверительные разговоры ? Знали ли вы о ее личной жизни? -- ЭТО НЕ ДОЧЬ ТАТЬЯНЫ

- Когда и кому первый раз ребенок сказал о произошедшем? -- психиатру, уже после 16-летия; только после 9ти лет терапии и трёх попыток суицида (со слов Татьяны) девушка нашла в себе силы рассказать обо всём ей, после чего у неё случился рецидив (это, кажется, в первом ответе в финальной версии интервью)

- Имеются ли у вас другие доказательства, кроме слов ребенка? -- Татьяна: да, но эти доказательства я предоставлю только следствию

- Обращался ли ребенок в полицию? -- Татьяна: нет, она психологически не в состоянии опять пережить прозошедшее

- Что предполагаемая жертва намерена сейчас предпринять? Знает ли она о том, что вы даете публичное интервью? -- Татьяна: девушка не готова что-либо сейчас предпринять, и уже тем более не готова что-либо говорить. о том, что собирается делать Татьяна она не полностью в курсе. (этот вопрос я тоже задала)

- Объяснялись ли вы уже с мужем на эти темы? Что он ответил? -- Татьяна: да, объяснялась, почти сразу же, как только узнала об этом. он сначала всё отрицал, потом шантажировал Татьяну, в конце-концов сказал "делай, что хочешь, мне всё равно"

- Почему вы предаете это гласности сейчас? Почему не обратились в полицию вы сами? Будете ли обращаться в полицию, и в какую - норвежскую или российскую? -- Татьяна (это в середине интервью, и меня терзают уже не смутные сомнения, что Губин его НЕ Смотрел): потому что нужно было время на то, чтобы осмыслить произошедшее, подготовиться к реакции, проанализировать, защитить,в первую очередь, жертву. обвинения слишком серьезные, чтобы предъвлять их в эмоциональном порыве.

а свои личные впечатления я напишу отдельно, чтобы не смешивать их с ответами на выпад г-на Губина"

И продолжение поста Иры…

"А теперь отвечаю на другие вопросы.
показалась ли мне Татьяна Дельсаль сумасшедшей/ненормальной/не в себе? -- нет. она произвела впечатление человека глубоко потрясенного, шокированного, но вполне вменяемого. С самого начала она отказалась говорить о деталях прозошедшего.

Она отказалась объяснять ЧТО именно произошло -- а я не стала нажимать, потому что передо мной был живой человек, с эмоциями, которого очень легко было довести до крайней точки психологического истощения. Женщина, которая разошлась с мужем после того, как у неё обнаружили рак. Я не следователь, и детали того, как человек, которого она 20 лет называла мужем, на протяжении 4х лет имел сексуальные отношения с подростком, меня не интересовали. моей целью было интервью, а не допрос, и уже тем более не все сочные подробности, до ких так охоча публика.

имя, национальность, и отношения с девушкой она отказалсь описывать в деталях. опять же, я не стала настаивать, потому что я не охотилась за скандалами, интригами, расследованиями. моей целью было дать человеку рассказать то, что она хочет рассказать.

почему девушка так долго ждала? потому что не все жертвы насилия бегут в прокуратуру/полицию/защиту детей. потому что им стыдно. и это чувство стыда, вины, ответственности их преследует всю жизнь. это наитяжелейшая травма -- и основы психологии/психиатрии. кроме того, в Норвегии по достижении совершеннолетия 16-летняя девушка уже считается взрослой, посему ни один врач не может доложить её родителям/опекунам/полиции о том, что поведала ему потерпевшая, если она сама не захочет этого сделать. в интервью Татьяна говорит -- у девушки случился рецидив после того, как она рассказала всё Татьяне. предсавьте себе, каково это -- переживать всё заново не раз, и не два, а постоянно.

Сам Адагамов всячески отказывается давать интервью на этот счёт. Так же, как и некоторые представители оппозиции. Хотя, казалось бы, вот тут вам карт бланш -- дайте мне возможность сделать сюжет, в котором мы бы представили ВСЕ СТОРОНЫ КОНФЛИКТА. Ан нет. Мы -- грязная пропаганда, и с нами разговаривать не будут. То есть, фактически, отказываются от возможности хоть как-то "восстановить справедливость". Публично, на камеру высказать своё негодование мной, нашим каналом, интервью, и самой ситуацией. А жаль. Ведь именно с этого должна начинаться свобода слова -- с использования каждой возможности высказать свою точку зрения, не зависимо от того, какой это ресурс."
Tags: rt, Адагамов, Дельсаль, Дмитрий Губин, журналистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments