Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Новое слово в отечественной истории

Случайно наткнулся на официальном сайте международного конкурса им. Чайковского на статью профессора Леонида Гаккеля. Начинается она так:

«В Интернете очерк истории Конкурса имени Чайковского открывается эпически: «Все началось с тонкой красной папки “Дело № 21-Б, Международный конкурс пианистов и скрипачей имени П.И. Чайковского”». Дата не выставлена, но это 1956 год и документ исходит от Министерства культуры СССР за подписью тогдашнего министра Николая Михайлова. В программной части документа говорилось о том, что «Конкурс имел бы серьезное политическое значение» и этот довод оказался решающим для руководителя страны Леонида Брежнева (он наложил резолюцию: «Провести»). Верно было бы сказать, что Конкурс Чайковского – так его стали называть – имел миротворческое значение, поскольку в те годы ситуация в мировой политике приблизилась к наибольшему напряжению (ХХ съезд партии в СССР, события в Венгрии и Польше, кризис на Ближнем Востоке).» 

https://tchaikovskycompetition.com/ru/history/

Почему-то вспомнилась беседа (тоже эпическая, по-своему) в эфире «Эха Москвы» между Лесей Рябцевой (на тот момент — помощником главного редактора и ведущей программы) и Виктором Шендеровичем.

Collapse )
Ugly boy from Firenza

"Любовный напиток" в Метрополитен-опера

          Два с половиной часа абсолютного, непрерывного, ничем не замутненного удовольствия. Всё безупречно - дирижер, орекстр, костюмы, декорации. И все безупречны - хор, Неморино (Мэтью Поленцани), Дулькамара (Ильдебрандо Дарканджело), Белькоре (Давидо Лучиано). А Притти Йенде в Адине - нечто выдающееся. Она не Сазерленд, да - во всяком случае, пока. Но зато она изумительно играет, двигается, она восхитительно естественна - и это при том, что собственно к пению тоже ни малейших претензий нет и быть не может.
            "Напиток" - это же не про демонстрацию "верха" и не про "держал девять тактов". "Напиток" - комическая опера, и это относится ко всем персонажам без исключения - включая лирическую героиню.
            Да, чуть не забыл вот что сказать: Йенде родом из ЮАР, она негритянка. И это ну совершенно не мешает ей петь Адину, и в этом нет ни малейшей искусственности. Потому что она очень талантлива.
Ugly boy from Firenza

Неожиданный взгляд на Марию Максакову

          Насчет общественной деятельности певицы/депутата Максаковой ничего сказать не могу, а ее мнение меня не интересует ни по каким вопросам - хоть про Украину, хоть разведение аквариумных рыбок. Но вот про ее профессиональные достоинства кое-что сказать могу.
          Слышал я ее пение один раз, лет пять тому назад (а может, и семь), в какой-то телепрограмме. Что пела - не помню; что-то из популярной классики. Помню зато хорошо, что послушал секунд 30, повернулся к любимой жене и спросил: "Ты это слышишь?". Она кивнула головой, и я переключил телевизор на другую программу - потому что уровень пения был не просто плохой, а постыдный.
          Вот мне и интересно: кто теперь первым совершит внезапно открытие, что Максакова, оказывается - очень плохая певица, которая какими-то загадочными путями, однако, оказалась солисткой, преподавателем Гнесинки и т.д.?
          Хе-хе-хе...

Ugly boy from Firenza

Концерт Давида Фрэ в Большом зале

          Представьте себе, что вы - довольно средний пианист. С невыразительным звуком, тусклыми красками, изрядно громогласным пиано, заплетающимися в трудных местах пальцами и прочими типичными признаками такого пианиста.
          "Что же делать? Как снискать хлеб насущный?" - так, если помните, воскликнул некогда Шура Балаганов в известной книге.
          А и правда: что в таком случае делать - особенно если ты живешь при этом в весьма музыкальной стране Франции, где хороших музыкантов немало?
          Ну, если не хватает таланта, то пиар - это наше все. Надо придумать себе какое-нибудь красивое определение - например, всем сообщить, что ты "интеллектуальный музыкант". А еще надо отправиться концертировать в дальние края, где бирка "импортности" придаст тебе элемент дополнительной привлекательности, а в зале всегда найдется пара вечно восторженных зрителей, которые специализируются на вскрикивании "Браво!" в  тот момент, когда только взята последняя нота в ноктюрне Шопена - чтоб никто не усомнился, что только этот зритель знает, когда оный ноктюрн заканчивается.
          Все, конец истории. И мораль: не ходите, дети, слушать Давида Фрэ. Не "покупайтесь" на очередного "французика из Бордо".
         
Ugly boy from Firenza

Премьера "Своими словами. "Мертвые Души". История подарка" в постановке Крымова

       Делюсь радостной новостью: Дмитрий Анатольевич Крымов вернулся. Настоящий, старый, подлинный. Крымовский. Безумно изобретательный. С невероятно точным ощущением границы: вот здесь еще допустимо пошутить; а если ступить еще на сантиметр дальше - там уже будет запретная зона, где или безвкусица, или кощунство, или просто не смешно...
          Имеет ли все это отношение к "Мертвым душам"? или Гоголю? или Пушкину? Проще всего было бы сказать: нет, конечно. И это будет неправдой.
          Имеет ли отношение к начальной музыкальной теме то, что вы услышите в результате развития импровизации на десятой минуте джазового джема? Конечно; оно все ведь именно из этой темы целиком и выросло - хотя непосредственно от темы в рисунке музыки к этому моменту уже вроде бы остались рожки на ножки.
          Лучшие (впрочем, почти все) спектакли Крымова - это как раз такие импровизации, где в получившейся музыке, которая замечательна и сама по себе, надо еще постоянно угадывать начальную заданную тему. И, как у каждого джазмена, разработки Крымова надо оценивать не только по их красоте, но еще и соблюдению верности этой теме - тому, что в джазе принято именовать ответственностью импровизаций. Иногда это соблюдение удается лучше, иногда - несколько хуже. В данном случае получилось практически безупречно.
          Если вы способны при этом также считывать щедро разбросанные по всей материи спектакля цитаты, намеки, аллюзии из разных источников - вы получите, конечно, еще больше удовольствия. Но если вы часть из этих деталей пропустите, или даже пропустите их все до единой - вы все равно получите удовольствие.
          Если только, впрочем, вы не принадлежите к когорте ревностных почитателей эстетики Богомолова/Боякова/Серебренникова/etc. Или, наоборот, не признаете исключительно стандарты сцены Малого театра. Тогда вам, возможно, вовсе не стоит ходить на спектакли Крымова - никакие - чтобы не грустить потом о потерянном вечере.

Ugly boy from Firenza

Вчерашний концерт в Большом зале консерватории

        Официально он был посвящен памяти Леонида Когана - более того, закрывал весь фестиваль к 90-летию со дня рождения. По этому поводу в первой части во 2-ом фортепьянном концерте Брамса солировала его внучка - Виктория Корчинская-Коган. Ясное дело, когда у тебя дедушка - великий скрипач, а брат бабушки - великий пианист Эмиль Гилельс (собственно, бабушка и сама была блестящей пианисткой), да и все прочие родственники - сплошь музыканты, то никакого другого способа жизни, кроме как с детства сидеть за инструментом, а потом закончить ЦМШ и консерваторию, играть (непременно солистом!) и преподавать, ты просто не знаешь. Хотя, возможно, в какой-то другой области могла бы себя реализовать и более полно.
        Увы, наибольшее впечатление она вчера произвела образцово-показательной фигурой, предельно обтянутой искрящимся платьем, более подходящим эстрадной певице, по моему скромному разумению. Повторю, однако, что с такой фигурой она имеет полное право носить такие платья. Увы... на этом список ее творческих достижений вчера, как мне показалось, завершился. Впрочем, отыграла все добросовестно - нигде не мазанула. Публика Большого зала в основном явно разделила мою сдержанную оценку: вежливо поаплодировав солистке, она явно прибавляла громкости, когда Плетнев обводил рукой оркестр. А концертмейстеру виолончелей, замечательному Александру Готгельфу (у него в этом концерте соло в 3-й части) устроила овацию. Бедная Виктория...
        РНО поначалу (видимо, от Виктории набравшись дурного) звучал непривычно плохо. Постепенно, однако, разыгрались, а в антракте совсем пришли в себя - или Плетнев навел в коллективе порядок. Во втором отделении (оно состояло из Прокофьева) все было прекрасно, как обычно. Сначала сыграли сюиту из "Ромео и Джульетты", которой в программе не было. То ли написать в афише забыли, то ли решили так извиниться перед публикой за неудачное первое отделение. А может, просто солист позвонил - сообщил, что в пробке застрял и попросил потянуть время.
        Как бы там ни было, сыграли замечательно. А тут и Вадим Репин подоспел, после чего сыграл обещанный 1-й скрипичный концерт - и тоже замечательно. Там последняя часть - медленная, в конце звук скрипки сходит на нет, уходя в тишину, и тут очень важно, чтобы хотя бы пару секунд эта тишина еще длилась. Однако в зале почти всегда находится самовлюбленный человек, которому надо непременно первому крикнуть "Браво!" - чтобы все были в курсе, что он этот концерт уже слышал и знает, когда финал. Это несколько портит впечатление. Так вот: вчера у этого человека, видимо, был выходной! Чудесно все сложилось.
        Дополнительную прелесть этому концерту для меня придавал тот факт, что на этой же сцене этого же солиста - ныне изрядно седого - я впервые увидел и услышал, когда его называли исключительно Вадик Репин, и было ему тогда 14 лет. А в ложе справа сидел 14-летний же Женя Кисин, слушал и встряхивал постоянно кудрями. Вот ей-богу: ощущение, что это было вчера. Ну, может, позавчера... :)
        Да, из светских сплетен: Татьяна Поршнева, красавица-скрипачка за первым пультом, явно вскоре покинет свой стул на некоторое время. Но выглядит прекрасно, как всегда - видимо, обходится без токсикозов и прочих неприятных сюрпризов.
Ugly boy from Firenza

Придираюсь, конечно...

         ...и тем не менее: есть  у меня претензия к фильму "Быстрее, чем кролики", связанная с грамотностью авторов.
          Десять заповедей принято воспроизводить в варианте синодального перевода, т.е. на церковнославянском, а не современном русском языке. Конечно, никто не мешает придумать для них новую форму. "Не убей", "не трахни чужую девушку" и т.п.
         Но уж если сказал "не убий", то и другая известная заповедь должна произноситься исключительно в ее канонической форме "не укрАди" - с ударением на корневой слог. Говорить в таком контексте "не украдИ" нельзя.
         "Квартет И" - ребята остроумные, с хорошим вкусом и даже вполне приличным, по нынешним временам, уровнем общей эрудиции. Увы, на всю съемочную группу фильма не нашлось ни одного человека, которому бы эта ошибка резанула ухо.
          Спасибо им, впрочем, и на том, что они знают, как правильно пишется слово "говно" - это нынче тоже нечастое явление. Кстати, шутка про чередование "гав" и "гов" в русском языке - смешная.
       

Ugly boy from Firenza

Слон и Моська...aka Дмитрий Шостакович и Пьер Булез

Кто такой Шостакович - это точно все знают, объяснять не стану. А вот кто такой Пьер Булез - это большинству, наверное, объяснить необходимо. Булез - французский дирижер. Насколько хороший - можно спорить; но, во всяком случае, достаточно известный. Проблема только в том, что самому Пьеру совершенно не хочется, чтобы его называли дирижером - ему хочется, чтобы его считали выдающимся композитором, который при этом еще и выдающийся дирижер по совместительству. Проблема же с этой проблемой в том, что называть-то его из уважения к сединам (а ему нынче целых 87 лет) будут как угодно, но желающих слушать его музыку чрезвычайно мало. Собственно, единственный способ, который есть у старика Пьера, чтобы собрать публику на прослушивание какого-нибудь своего шедевра - это волевым порядком включить его в концерт, где он дирижирует, причем непременно в первую часть - а во второй чтобы был другой композитор, рангом поменьше, типа Бетховена, Брамса или там Шостаковича (если части концерта поменять местами, то половина зала, увы, может после первой части разбежаться). С композиторами-романтиками, классиками и прочими "гостями из прошлого" проблем у Булеза нет: ну, были - и были, померли давно, оттого их и слушают. А вот с Шостаковичем - беда. Пьер никак не может понять, почему на него, современного, публику надо загонять, а на практически ровесника Шостаковича все ломятся.

Поэтому он изволил вчера на Mezzo заявить, что в музыке Шостаковича "чувствуется Жданов".

Это даже не слон и моська - это просто Человек и вошь. Какой есть способ у вши, чтобы обратить на себя внимание Человека? Правильно только один: укусить. Ни на что другое вошь и не способна.